Дмитрий Пирог: «Бокс — не шахматы, здесь думать надо»

02.12 2013 19:29

Чемпион мира по боксу в среднем весе Дмитрий Пирог рассказал Виктории Черниковой, почему он не всегда делится информацией о своей профессии и что общего между шахматами и поединком на ринге.

Это вы томатный сок пьете, или «Кровавую Мэри»?
Забавный вопрос. Хотите с ходу определить мой тип личности? (улыбается). Вам тоже что-нибудь заказать?

Нет, спасибо. Я это вот к чему: шла на интервью и думала: ждет меня спортсмен — не пьет, не курит и, наверное, разговаривает только простыми предложениями.
А, еще одна жертва стереотипов. Именно по этой причине я и стараюсь не говорить людям, что я боксер. Слишком часто это неверно интерпретируют. Многие мои знакомые очень долго не знали, чем я занимаюсь, я им сразу не сказал, а потом как-то и не спрашивали уже. Сейчас, правда, все знают. Иногда даже на улицах узнают. Мне всегда хочется, чтобы меня воспринимали сначала как человека, а потом уже как боксера. Я могу себе позволить и выпить, и даже иногда закурить сигару. Не в период подготовки к бою, конечно. И давай сразу «на ты». Мне так комфортнее.

Комфорт — это важно. А как насчет счастья? Ты — счастливый человек?
Я не теряю способности радоваться. И это связано не только с боксом. Самое большое счастье я испытываю, когда узнаю, что у моих близких друзей и родственников рождаются дети. Думаю, буду еще счастливее, когда у меня появится свой ребенок. Точнее, свои.

Я так понимаю, что ты сейчас живешь в Геленджике? Слышала мнение, что за границей ты известнее, чем на Родине. Не планируешь переехать?
Да, живу в Геленджике, здесь же и готовлюсь к боям. Мне приходилось тренироваться и в других странах, в разных частях земного шара. Узнавать на улицах меня действительно начали именно там, но сейчас и у нас, бывает, останавливают и просят автограф. Особенно, девушки. Не могу сказать, что за границей лучше. Сила в человеке есть или нет, независимо от того, где он находится. Я молод, чтобы утверждать, что я патриот, но за границей мне тяжело и некомфортно. На самом деле, в ближайшее время я хочу сделать как можно больше добрых дел. Именно на родине. Надеюсь открыть в Геленджике спортивный клуб, где все дети могли бы бесплатно заниматься боксом.

И твои дети тоже?
Почему бы и нет? Я хочу, чтобы мои дети росли здесь. Если им захочется заниматься боксом, я не стану возражать. Каждый должен найти свой путь, и идти по нему.

А как насчет тебя?
Сейчас чувствую, что да. Значит, так и есть.

Это связано с твоими достижениями в боксе? Они тебе достались дорогой ценой?
Сложно оценивать свои заслуги. 9 боев я тренировался сам и при этом добивался результатов. Это мало кому удавалось. Начинал заниматься в 8 лет, в Темрюке. Мне не хватало двигательной активности, в то время я занимался другим спортом — играл в шахматы. Потом пошел на футбол, но попал в зал бокса. Там и остался. Любовь к футболу при этом не пропала, я все норовил погонять с ребятами мяч на поле. Но когда это заметил мой тренер по боксу — Виктор Иванович Сердюков — он настоял, чтобы я выбрал один вид спорта. Иначе, сказал Виктор Иванович, ни в одном не достигнешь успеха. Помню, какое-то время у меня в боксе был неудачный период — он мне сказал тогда: наверное, было бы лучше, если бы ты выбрал футбол. Сейчас, конечно, это смешно.

Узнавать на улицах меня действительно начали именно там (за рубежом), но сейчас и у нас, бывает, останавливают и просят автограф.

Дмитрий Пирог с чемпионским поясом. Фото: Роман Благов.

Дмитрий Пирог с чемпионским поясом. Фото: Роман Благов.

А что это был за период?
Я тогда не попал в олимпийскую сборную в 2004 году, решил, что бокс — не мое и стал зарабатывать деньги. Точнее, стал пытаться.

Не получилось?
Да нет, почему? Просто любовь к боксу не прошла. Я состоял в совете директоров одной компании — при случае мы помогли деньгами в организации одного профессионального турнира по боксу. Меня посетила ностальгия, и вновь возникло ощущение, что я не реализовал себя полностью в спорте — поэтому я попросился побоксировать. Помню, что мне ответил президент федерации бокса ЮФО Сергей Костенко — он сказал «Это здорово — ты только украсишь нашу программу». Я согласился сразу на 6 раундов, вместо 4, перестал «сачковать». До этого еще иногда ходил побоксировать, но так, лениво. Когда не готовишься ни к чему, тренируешься «спустя рукава». Удивительно, но выступил я настолько удачно, что люди из мира бокса посоветовали мне попробовать себя в профессиональных турнирах. Я заинтересовался, съездил в Испанию на конференцию WBC — там познакомился с Доном Кингом. Меня все это захватило, плюс, что называется «пошла волна». Делал все только ради удовольствия, но всегда побеждал: за звание чемпиона России я бился с Костей Тотавасяном — очень титулованным на тот момент боксером. И победил. Это был очень важный момент в моей карьере. Я понял, что бокс стал для меня чем-то большим, это уже не обычное увлечение.

Чему тебя научил бокс?
Есть смешная поговорка: бокс не шахматы, здесь думать надо. На самом деле, так и есть. Бокс не так прост, как кажется. Бокс — это маленькая модель жизни. Бокс научил меня сдерживать эмоции, распределять силы, выбирать тактику и выстраивать стратегию, быть трудолюбивым, целеустремленным и настойчивым. Хорошего боксера отличает от других некие «сверхспособности» — высокая культура мышечного волокна, и, конечно, скорость реакции.

Бокс — прибыльное дело?
Смотря с какой стороны посмотреть. На самом деле, на подготовку к бою, перелеты, переезды и гостиницы уходит очень много ресурсов, поэтому зарабатываю я не баснословные суммы. За прошлый бой в Лас-Вегасе мне заплатили 50 тысяч долларов, после подсчета расходов я понял, что потратил больше, чем заработал.

Что в жизни есть, кроме бокса?
Много всего. В первую очередь, люди, которые мне помогают. Я вот сейчас с вами разговариваю, а думаю о том, как мне помогли в подготовке к последнему бою 2 человека. Хочу их поблагодарить: это директор АГС Дмитрий Сергеевич Колбичев и директор ХСИ Андрей Петрович Давыденко. Что еще? Семья. Не могу не похвастаться своим счастьем: моя любимая женой Евгения, с которой мы вместе уже 6 лет, отлично меня понимает и стойко терпит частые разлуки — иногда перед важным боем мне приходится себя изолировать от родных на 1-2 месяца. В сложный момент, когда я тренировался в одиночестве, она даже засекала мне время раундов на секундомере.

А как насчет хобби?
Я люблю активный отдых — например, покататься на сноуборде в горах. Не скажу, что я профессионал в этом деле, но катаюсь неплохо. В горы со мной всегда ездит жена. Причем в уровне катания она мне не уступает, правда ее «снаряд» — лыжи. Еще я люблю всякие тусовки с друзьями, поэтому очень часто бываю в Краснодаре. Я тут прожил 9 лет, когда получал два своих высших образования, у меня здесь много друзей, и я считаю этот город родным. Все еще часто приезжаю сюда, часть своего времени провожу именно здесь. Люблю читать. Раньше отдавал предпочтение классике, причем в «мужском» исполнении. Но сейчас стал прислушиваться к рекомендациям друзей и открыл для себя современных авторов. Из женской прозы мне нравятся произведения Дины Рубиной.

А книги про бокс? Я вот, например, Джека Лондона люблю. Там много про боксеров. О жестокости и травматичности бокса, в основном…
Я читал Лондона, знаю. На самом деле, сегодня бокс — не совсем то, о чем рассказывал старина Джек. Кстати, футбол и еще ряд видов спорта намного опаснее бокса. А насчет жестокости… ее я не встречал. Есть азарт, а без него — что же это за спорт. Зачем он?

Благодарим за помощь в организации интервью Николая Петрова.

Беседовала: Виктория Черникова.
Журнал «Краснодар Magazine». Май, 2011.

Print Friendly, PDF & Email