Орден Тамплиера - Краснодар Magazine

Орден Тамплиера

03.02 2022 16:28

В конце 2021 года в Москве состоялась церемония награждения владельцев лучших лошадей скакового сезона — 2021 в России. По итогам голосования звание «Лошадь 2021 года» было присвоено жеребцу конного завода агрофирмы «Прогресс» по кличке Тамплиер. Наш корреспондент встретился с управляющей племенным конным заводом «Прогресс» Татьяной Иониной, чтобы из первых уст получить комментарий об этой громкой победе.

 

— Татьяна Владимировна, поздравляем вас с победой вашей лошади в российском скаковом зачете! Эта награда присуждается экспертным сообществом, на наш взгляд, это особенно ценно. Тамплиер не проиграл в сезоне 2021 года ни одной скачки. Расскажите немного о его происхождении и о том, что является самым важным фактором в выращивании и тренинге лошади такого уровня.

— Опыт содержания лошадей «Прогресса» в Ирландии постепенно дает свой результат. На протяжении нескольких лет кобылы конного завода подбирались к лучшим европейским жеребцам-производителям. Тамплиер был рожден в Ирландии от случки кобылы Ма Бэлль Амур с одним из лучших жеребцов Европы Теофило, сыном чемпиона производителей Галилео. На два и на три года Тамплиер также имел 11 стартов, занимал призовые места, но к пику своей формы подошел именно в четырехлетнем возрасте. В своем четвертом сезоне он провел шесть стартов и шесть раз пришел к финишу первым. На самом деле факторов, влияющих на успешную скаковую карьеру, масса:

  • подбор и случка кобылы, благополучная жеребость;
  • выращивание жеребенка, правильное кормление, моцион, развитие жеребенка до тренинга;
  • тренинг, подбор скачек, жокей;
  • настрой лошади. Сама лошадь должна иметь характер победителя (и это один из важнейших факторов).

Каждый пункт очень важен и может повлиять на успех.

 — Есть ли у вас на подходе скакуны подобного уровня?

— Тамплиер сам продолжит карьеру на пять лет. Такие лошади есть и помимо него. И здесь, повторюсь, очень много специфических факторов. К примеру, часты случаи, когда суперперспективный скакун, подающий большие надежды, получает травму на тренировках или скачках и навсегда теряет шансы быть лидером.

 — Скажите, а в России в целом найдутся лошади, способные скакать на ведущих мировых ипподромах?

— В России были лошади, которые успешно конкурировали в скачках на европейских ипподромах. И сейчас есть лошади российских владельцев, успешно выступающие на ведущих мировых ипподромах, правда, все они зарубежной селекции.

 — Как сильно пострадала скаковая отрасль из-за пандемии?

— Российские скачки не сильно пострадали от пандемии. Скаковые сезоны на всех ведущих ипподромах проводились практически без изменений, если не считать незначительной части скакового сезона, прошедшей с закрытыми для посещения трибунами — без зрителей.

 — Насколько устоялся коллектив конного завода, появляются ли в нем молодые энтузиасты конного дела?

— С того момента, как в «Прогрессе» появились первые скаковые лошади, прошло 20 лет. И многие люди работают здесь с самого начала. Люди, занимающиеся скачками и лошадьми в целом, очень специфичны. В большинстве своем коллектив устоявшийся и достаточно молодой по возрасту.

 — Когда-то на страницах нашего журнала ПКЗ «Прогресс» анонсировал интересный проект возрождения породы лошадей советский тяжеловоз. Расскажите о судьбе этой затеи.

— Проект прожил шесть лет, за это время нам удалось утроить имеющееся поголовье советского тяжеловоза, но, к сожалению, мы были вынуждены его закрыть — немного изменилось время.

Накопленный нами племенной материал попал к большим любителям и ценителям этой породы, поэтому можно уверенно сказать, что этот опыт и его результаты не были бесполезны ни для нас, ни для породы в целом.

 — Что сейчас является, на ваш взгляд, главной проблемой российской скаковой отрасли: отсутствие массовости, финансов, внимания государства?

— Вы правильно обозначили проблемы. Чтобы провести аналогию, можно взять для примера скаковую отрасль (или даже шире — коневодство) в той же Великобритании или Франции. Так вот там вполне типична история, когда состоятельные энтузиасты и любители конного спорта вскладчину покупают дорогого и перспективного скакуна, чтобы потом участвовать в скачках топ-уровня. И потом, когда видишь результаты скачек, у лошадей, пришедших первыми, числится по два, три, четыре и даже пять владельцев! У нас такие случаи крайне редки. Дальше. В уже упомянутой Франции 236 ипподромов, бега и скачки проходят практически каждый день, в заездах участвует до 16 лошадей. И даже в маленькой северной Финляндии 43 ипподрома, а в нашей самой большой стране мира — 40. И то в этой цифре учтены даже совсем уже условные ипподромы, представляющие собой одну дорожку рядом с конным заводом в сельской местности. Очень большую роль в Европе, США и остальном мире играет так называемый низовой уровень — увлечение лошадьми на уровне отдельных семей и энтузиастов, которые приобретают одну-две рядовые лошадки, ставят их на содержание и обслуживание в сторонние конюшни (которых тоже сотни в каждом из регионов активного коневодства), платят небольшой ежемесячной взнос на содержание животного и потом по выходным или праздникам приезжают и наслаждаются конными прогулками или кормлением и уходом за своим любимцем. У нас это, увы, тоже носит единичный характер. И от государства в таких вопросах мало что зависит — это вопрос коммерческого интереса, культуры, уровня благосостояния населения, неравнодушия, любви к животным и т. д. Все это вместе прямо влияет на развитие и массовость профессионального конного спорта, на уровень призовых, количество коневладельцев, качество племенной и селекционной работы.

 — Татьяна, что касается Краснодарского ипподрома, вы по-прежнему считаете его лидирующим в России? Почему не получил мощного развития открывшийся сравнительно недавно в Краснодаре тотализатор?

— Да, Краснодарский ипподром — лидер в России. Существенный плюс — количество выступающих лошадей (и коневладельцев, регулярно участвующих в скачках и приезжающих на ипподром), и второй важнейший момент — разыгрываемый призовой фонд, его весомый размер.

О развитии тотализатора в России и его влиянии на скаковую отрасль можно дискутировать очень долго. Во многих странах тотализатор ежегодно приносит миллиарды долларов. В Японии, по данным за 2020–2021 годы, оборот тотализатора составил 30–32 млрд долларов, в Гонконге — 38–40 млрд долларов, во Франции — порядка 11–12 млрд долларов. А всемирно известный ипподром в Кентукки в США на розыгрыше дерби собирает 200 млн долларов за один день. Российские скаковые тотализаторы собрали в минувшем году не больше 200 млн рублей, что сложно сопоставить с любой из приведенных выше цифр. В советские времена ставки на результаты скачек привлекали огромный интерес публики, но в дальнейшем по мере уменьшения числа скачек, появления конкурирующих развлечений (игровые салоны, казино) их популярность снизилась. Очень сильным ударом стал запрет на работу тотализатора, принятый в 2009 году одновременно с запретом азартных игр в России, за исключением специально отведенных зон. Ипподромы все-таки в дальнейшем были выведены из-под действия указанного закона, но до сих пор не оправились от этих законодательных инициатив. Крайне неудачным является также и законодательное ограничение на рекламу тотализаторов на ипподромах, которое отменится лишь в марте 2022 года. Добавлю также, что по сей день российская система ставок на скачки не интегрирована с мировой, что фактически блокирует участие зарубежных игроков в национальном тотализаторе, и наоборот. 

В итоге в России пока не работает та система, которая с помощью тотализатора может повлиять на развитие скачек. Возможно, для этого нужно больше времени, больше активных участников и инвесторов.

 

Достижения конного завода «Прогресс» в 2021 году

Первое место по сумме выигрыша на Краснодарском ипподроме.

Третье место по сумме выигрыша в России.

Тамплиер удостоен званий «Лучшая лошадь старшего возраста в России 2021 года», «Лошадь 2021 года» (для всех возрастных категорий).

Старший тренер «Прогресса» Иван Лыков удостоен звания Лучший тренер 2021 г.