Архитектурный облик Краснодара - Краснодар Magazine

Архитектурный облик Краснодара

05.02 2014 11:53

«Краснодар Magazine» пригласил в VIP-зал ресторана Bellini представителей бизнеса и краевой администрации, чтобы в конструктивной атмосфере обсудить пути развития архитектурного облика Краснодара.

Илья Володько: «Краснодар Magazine» предложил нам обсудить сегодня развитие Краснодара, его архитектурного облика. Причем архитектуры не только в значении конкретных зданий и объектов, но и формирования жизненной среды для людей в городе. Вначале я прошу вас подумать и назвать те постройки в Краснодаре, которые, на ваш взгляд, можно отнести к образцам современной архитектуры.

Димитрий Федоров: Те, которые мне лично нравятся, или необязательно?

Илья Володько: Любые, Димитрий.

Vhod_cr

Димитрий Федоров: Для меня есть два знаковых объекта, отражающих сегодняшнее отношение Краснодара к архитектуре: новое здание [краевого] Пенсионного фонда на улице Хакурате и здание краевого суда на Пушкинской площади. Оба здания — это, конечно, архитектурные творения, отвечающие некоему минимальному набору требований, предъявляемых к постройкам 2010–2012 годов. Но при этом они абсолютно выбиваются из своего окружения, уже сложившегося архитектурного ансамбля.
Илья Володько: Михаил, а вы бы что отметили? Возможно, удачный пример, возможно, не очень.

Михаил Долгополов: Мы сейчас бьемся [в тендерах] с европейскими компаниями за олимпийские объекты в Сочи. И в наших портфолио мы с удовольствием подчеркиваем, что сотрудничаем с компанией «Девелопмент-Юг». Я считаю, что проект, который мы сейчас совместно реализовываем,— [жилой комплекс] «Ривьера» — это очевидный шаг вперед в строительстве.

Сергей Яковлев: Мне тоже хотелось бы его отметить. (Улыбается.)

Михаил Долгополов: Ведь мы живем не только в офисах, но и в домах, куда хотелось бы возвращаться вечером. Я часто катаюсь в [Чистяковской] роще на велосипеде, и эти два дома, расположенные в зеленой зоне, видны отовсюду. Сразу бросается в глаза архитектура. Насколько я понимаю, здесь архитекторы даже не
российские?

Сергей Яковлев: Целая группа архитекторов: китайских, московских и [региональных] российских, которые уже адаптировали проект к нашим нормам.

Сергей Яковлев чб_cr

Сергей Яковлев, вице-президент строительно-инвестиционной компании «Девелопмент-Юг». Застройщик.

Михаил Долгополов: Меня как жителя Краснодара очень радует, что у нас появляются такие успешные с точки зрения архитектуры объекты. Также отмечу жилой комплекс «Триумф» — очень красивое здание. Ушли те времена, когда все квартиры раскупались еще на этапе котлована. Сегодня конкуренция [среди застройщиков] строится на инфраструктуре, планировке и, конечно же, архитектуре. Очень важный момент: хорошая архитектура — это также передовые технологии. Например, в проекте ЖК «Ривьера» впервые в России используются максимально энергоэффективные и безопасные для здоровья жильцов немецкие оконные системы, изготовленные и смонтированные нами по самым жестким европейским требованиям RAL. Эти окна высочайшего класса не нужно менять, когда вы купили квартиру и приступаете к ремонту!

Илья Володько: Очень хорошо, мы как раз далее еще коснемся этого вопроса!

Михаил Долгополов: Добавлю, что жду не дождусь, когда откроется отель Marriot в центре. Он станет одной из визитных карточек нашего города.

Илья Володько: Анатолий, мне показалось или у вас другие представления о современной архитектуре?

Анатолий Песенников: Я бы ушел в другую область — в область спорта. Мне очень нравится «Баскет-холл» и все, что там делается вокруг. Мне кажется, что это достаточно современная, характерная для нашего времени архитектура.

Илья Володько: А если мы все-таки постараемся честно взглянуть на город, на то, что происходит [в области архитектуры] в последние годы? Можно сказать, что мы достаточно быстро движемся вперед или недостаточно? Или совсем не движемся?
Анатолий Песенников: Я бы так сказал, мы движемся к транспортному коллапсу.

Сергей Яковлев: Если вернуться к тому, с чего мы начали, и рассматривать архитектуру как среду обитания, то соглашусь с Анатолием.

Анатолий Песенников: [Хорошая] архитектура должна не только ассоциироваться с постройкой зданий, она должна давать человеку свободно чувствовать себя в повседневной жизни. Сегодня, на мой взгляд, уклон сделан в сторону [количества] «квадратных метров», а не качества жизни. И в этом самый сложный момент.

Анатолий Песенников чб_cr

Анатолий Песенников, управляющий Краснодарским отделением № 8619 ОАО «Сбербанк России».

Илья Володько: Димитрий, что вы скажете относительно динамики?

Димитрий Федоров: Мне, как человеку, живущему в Краснодаре уже 4 года, кажется, что город развивается во многом хаотично. Хотя есть несколько примеров вдумчивого планирования отдельных микрорайонов. Но с точки зрения общей картины я могу отметить одно: в этом году наконец-то был принят генеральный план города, который, по идее, должен ответить на многие вопросы, которые мы поднимаем сегодня.

Илья Володько: Когда я готовился к круглому столу, у меня возник вопрос. А готов ли Краснодар, заслужил ли он иметь какую-то современную в мировом понимании архитектуру? Мы живем в условиях российской действительности, дефицита финансирования, начальной стадии развития рынка. Но почему-то хотим видеть свой город красивым и современным, а за аналоги берем какие-то развитые мировые центры. Может, это все иллюзии?

Сергей Яковлев: Я думаю, то, что сделано на данный момент, уже неплохо. Новые доминанты, безуслов­но, должны появиться. Можно выбрать несколько мест в городе и, применив какие-то материалы и подходы, создать эти доминанты. Чего-то большего, вроде коренной реконструкции центра, не нужно делать. И главное внимание уделить повышению качества жизни в городе.

Илья Володько: Продолжая тему доминант, хочу напомнить, что нас точно ждет строительство двух стадионов мирового уровня, которые могут стать весьма яркими объектами. Также доминантой может стать новый театр оперы и балета, место для которого то ли еще ищется, то ли уже найдено.

Димитрий Федоров: На архитектурный облик Краснодара влияют несколько групп. Во-первых, это власти. Во-вторых, это жители, которые выбирают и приобретают жилье. В-третьих, финансисты и инвесторы, которые рассматривают объекты с точки зрения их инвестиционной привлекательности. Поскольку компания «Аякс» занимается также риелторской деятельностью, готовясь к этому общению, мы опросили своих клиентов. Оказалось, что для 60 % людей важно, как выглядит архитектурное решение дома, в котором они покупают квартиру. Поэтому можно сказать, что Краснодар сего­дня уже дорос до качественной архитектуры с точки зрения потребительского спроса. Люди хотят возвращаться домой в дома, которые строит «Девелопмент-Юг», которые начали стоить сейчас мы, компания «Аякс-стройинвест» [например, жилой комплекс «Курортный»]. Кстати, ЖК «Курортный» проектировал бывший главный архитектор Краснодара Сергей Кузнецов.

Дмитрий Федоров2 чб_cr

Димитрий Федоров, генеральный директор компании «АЯКС-стройинвест». Застройщик.

Анатолий Песенников: Я бы так сказал, мы движемся к транспортному коллапсу.

Сергей Яковлев: Если вернуться к тому, с чего мы начали, и рассматривать архитектуру как среду обитания, то соглашусь с Анатолием.

Анатолий Песенников: [Хорошая] архитектура должна не только ассоциироваться с постройкой зданий, она должна давать человеку свободно чувствовать себя в повседневной жизни. Сегодня, на мой взгляд, уклон сделан в сторону [количества] «квадратных метров», а не качества жизни. И в этом самый сложный момент.

Илья Володько: Димитрий, что вы скажете относительно динамики?

Димитрий Федоров: Мне, как человеку, живущему в Краснодаре уже 4 года, кажется, что город развивается во многом хаотично. Хотя есть несколько примеров вдумчивого планирования отдельных микрорайонов. Но с точки зрения общей картины я могу отметить одно: в этом году наконец-то был принят генеральный план города, который, по идее, должен ответить на многие вопросы, которые мы поднимаем сегодня.

Илья Володько: Когда я готовился к круглому столу, у меня возник вопрос. А готов ли Краснодар, заслужил ли он иметь какую-то современную в мировом понимании архитектуру? Мы живем в условиях российской действительности, дефицита финансирования, начальной стадии развития рынка. Но почему-то хотим видеть свой город красивым и современным, а за аналоги берем какие-то развитые мировые центры. Может, это все иллюзии?

Сергей Яковлев: Я думаю, то, что сделано на данный момент, уже неплохо. Новые доминанты, безуслов­но, должны появиться. Можно выбрать несколько мест в городе и, применив какие-то материалы и подходы, создать эти доминанты. Чего-то большего, вроде коренной реконструкции центра, не нужно делать. И главное внимание уделить повышению качества жизни в городе.

Илья Володько: Продолжая тему доминант, хочу напомнить, что нас точно ждет строительство двух стадионов мирового уровня, которые могут стать весьма яркими объектами. Также доминантой может стать новый театр оперы и балета, место для которого то ли еще ищется, то ли уже найдено.

Димитрий Федоров: На архитектурный облик Краснодара влияют несколько групп. Во-первых, это власти. Во-вторых, это жители, которые выбирают и приобретают жилье. В-третьих, финансисты и инвесторы, которые рассматривают объекты с точки зрения их инвестиционной привлекательности. Поскольку компания «Аякс» занимается также риелторской деятельностью, готовясь к этому общению, мы опросили своих клиентов. Оказалось, что для 60 % людей важно, как выглядит архитектурное решение дома, в котором они покупают квартиру. Поэтому можно сказать, что Краснодар сего­дня уже дорос до качественной архитектуры с точки зрения потребительского спроса. Люди хотят возвращаться домой в дома, которые строит «Девелопмент-Юг», которые начали стоить сейчас мы, компания «Аякс-стройинвест» [например, жилой комплекс «Курортный»]. Кстати, ЖК «Курортный» проектировал бывший главный архитектор Краснодара Сергей Кузнецов.

_DSC5120_cr

Илья Володько: Знаете, пока мы общались, у меня появился вопрос. Можете ли вы назвать город, который вам нравится? Может даже российский, но не Краснодар. Город, который близок вам по духу, там было приятно находиться, и вы чувствуете, что он удобен, комфортен и понятен для вас.

Михаил Долгополов: Я люблю Киев. Центр Киева — это удачный пример соседства сохраненной архитектуры с современными постройками. Во время прогулки упираешься взглядом в исторические фасады, и складывается ощущение, что находишься в старом городе. А уже при осмотре издалека видишь возвышающиеся башни из стекла. Еще там заметно трепетное и бережливое отношение самих жителей к своему городу, к домам, к окнам, это сразу
чувствуется.

Анатолий Песенников: Для меня — Москва. Это динамизм, развитие, может быть, иногда даже в ущерб здравому смыслу. Но, наверное, все-таки Москва.

Димитрий Федоров: Помимо Москвы, я добавлю Париж. В нем есть все: и хаос старых кварталов, и кварталы, реконструированные в позапрошлом и прошлом веках, и, например, Дефанс. Чувствуется четкая архитектурная политика. Каждый из президентов, стоявших во главе в течение последних 50 лет, привносил во внешний облик города какие-то новые «вкусности».

Илья Володько: Сергей, у вас есть такой город?

Сергей Яковлев: Я бы тоже отметил Москву, несмотря на ее хаотичность. И еще, пожалуй, Шанхай. Поражает тот невероятный скачок, который всего за 15 лет был совершен в этом городе. Контраст можно увидеть за счет сохранившегося местами старого Шанхая. Город удивляет продуманностью инфраструктуры: транспортной, социальной и т. д. Там не стесняются привлекать к работе ведущих мировых архитекторов и брать от них самое лучшее.

Игорь Мазурок: Я недавно второй раз был в Барселоне, городе, который мне очень понравился. Я даже поймал себя на мысли, что отказался от намеченных планов, просто бродил по городу, посещал общественные места, олимпийские объекты, гулял по паркам и не мог насладиться. И не буду оригинален, Москва и Питер — это, без сомнения, наше достояние. Там переплетены достижения и трагедии нашего народа, в этом и есть их особенность, которой мы должны гордиться.

Илья Володько: Мне кажется, во всех перечисленных городах в свое время были приняты какие-то определенные правила, которым они следуют до сих пор. К примеру, жители Рима как-то собрались и решили, что они будут беречь все. В Берлине оценили, что что-то осталось, но в основном все разрушено, и решили грамотно встроить то, что осталось, в новые постройки. Яркий пример — легендарный купол Рейхстага. Определенную концепцию придумали и в Москве, где хотят пойти по пути создания второго центра. Может быть, есть какие-то мысли относительного того, какая концепция могла бы подойти Краснодару?

Илья Володько чб_cr

Илья Володько, модератор круглого стола, генеральный директор Macon Realty Group. Консалтинг в сфере недвижимости.

Димитрий Федоров: Я согласен, что пыжиться и выдавливать из себя какие-то объекты, которые станут новыми символами, Краснодару не следует. Ко мне приезжают гости из Москвы, и я, конечно, вожу их по [улице] Красной. Когда через год я задаю им вопрос: «Вот ты был в Краснодаре, расскажи, что ты запомнил», упоминают Триумфальную арку, памятник Екатерине, в последнее время стали добавлять фонтан [на Театральной площади]. То есть какие-то символы уже есть. Что касается стадиона, есть ли где-то город, символом которого является стадион?

(Хором.) Колизей!

Михаил Долгополов: «Камп Ноу» то же самое [стадион футбольного клуба «Барселона»].

Михаил Долгополов чб_cr

Михаил Долгополов, генеральный директор компании «ГлассЭкоСтрой». Подрядчик по остеклению, фасадам, светопрозрачным технологиям.

Игорь Мазурок: Стадион мирового уровня, скорее всего, повышает статус города, но не может быть его символом… И еще по символам Краснодара. Вы знаете, этот город ведь создавался не для того, чтобы стать каким-то фетишем. Он создавался с чисто прагматической целью быть форпостом на определенном рубеже. Река Кубань была опасной, и я хочу сказать, что еще пять лет назад эта опасность сохранялась. Дома на противоположной стороне грабили через реку. Это все наложило отпечаток и на планировку города… Кстати, шестикилометровая улица Красная уникальна, на каждом квартале она то сужается, то расширяется, нигде такого нет. Это и есть одна из тех особенностей [Краснодара], на которые нужно обращать внимание. И те достопримечательности, которые были названы, они просто больше других «раскручены»! А красивейшее здание музея им. Фелицына, а еще много интересных мест? Я даже не возьмусь рассуждать, какие символы главные.

Илья Володько: Возвращаясь к архитектурной концепции Краснодара, есть мнение, что нужно все сровнять с землей и отстраивать город заново. Поддерживаете ли вы эту концепцию? Или существующую программу реконструкции центра города можно считать краснодарской концепцией?

Сергей Яковлев: Хотелось бы вообще понять до конца, какими улицами ограничен центр Краснодара. И если мы говорим о реконструкции, то я понимаю, что это сложно. Но нужно стараться всеми силами не допускать, чтобы на тех или иных кварталах появлялись непонятные доминанты, сдерживающие их развитие. Например, купил кто-то два участка и построил особняк в два или три этажа. И ты понимаешь, что теперь в течение семи-восьми, а то и всех десяти лет на этом квартале не появится ничего нового, кроме убогих старых зданий и непонятно как вписанной туда доминанты.

Игорь Мазурок: По вопросу. Из подобных идей никогда ничего хорошего не выходило. Гармоничное развитие должно протекать эволюционно, нужно создавать порядок из хаоса, только тогда это развитие будет результативным.

Игорь Мазурок чб_cr

Игорь Мазурок, первый заместитель руководителя департамента по архитектуре и градостроительству Краснодарского края.

Димитрий Федоров: Но определенные сложности вытекают еще из того, что чиновники, занимаясь согласованием при строительстве нового объекта, опираются исключительно на свой вкус и субъективные представления о прекрасном.

Игорь Мазурок: Вы правы, волюнтаризм в отношении определения архитектурного облика присутствует, но он был всегда. Тот же Питер, если обратиться к истории, строили из страха. Это сейчас кажется, что так красиво само собой получилось. Вопрос в том, чьими руками это делается и чьими умами контролируется. Сегодня такие вопросы должны регулировать в первую очередь правила землепользования. Но система документации очень сложная, не до конца проработанная, да и сами правила далеки от совершенства. К тому же городу не хватает ярких, неординарных архитекторов. Но чтобы они появились, здесь должны быть созданы определенные условия для работы.

Авторы: Ирина Шульженко, Юрий Васильченко. Фото: Кирилл Костенко. 
Журнал » Краснодар Magazine». Январь, 2013.