Свят Мурунов в Краснодаре

14.09 2015 20:34

3 сентября в Краснодаре состоялся некоммерческий форум «Ночь городских сообществ». На Зиповской, 5 собрались представители различных городских сообществ, активистов и урбанистов. На форуме выступил руководитель Центра прикладной урбанистики (МВШСЭН) Свят Мурунов.

Cвят, у вас в досье написано, что вы урбанист, социальный антрополог, социальный инженер, специалист по сетевым моделям города, преподаватель. Кто вы на самом деле?
Я себя ощущаю социальным проектировщиком, инженером, потому что идеи, озвученные Вячеславом Глазычевым*, превращаю в технологии и реальные проекты. Нахожу разные городские команды, связываю их в проекты, знакомлю, формирую сетевое сообщество. Кроме того, активно разрабатываю именно российские технологии анализа и развития городов, агломераций. Считаю, что нашим городам не хватает субъектов, готовых формировать качественный запрос на город, менять среду, а главное вступать в активный диалог с другими субъектами. Ну и основной запрос сейчас — это на горизонтальные технологии, на понимание того, что такое город.

В вашем досье я обнаружила факт того, что вы занимались брендингом Сочи. В какой форме это происходило? Какова судьба этого проекта?
В Сочи нас привлекали в качестве консультантов сразу после Олимпиады представители крупного бизнеса по вопросам развития территории Красной Поляны, которая стояла пустая, так как никто не знал, кто в ней должен жить. Мы были поздней осенью: пустые отели, ночью одинокие охранники скучают. Хотя место, природа и архитектура уникальные. Очевидно стало, что перед тем как строить город, необходимо спроектировать деятельность и сценарии и главное — понять, кто эти сценарии будет реализовывать. Наше предложение заключалось в создании свободной экономической зоны и университетского кластера плюс государственная программа по возвращению наших специалистов, ученых из-за рубежа. Вот с ними можно было бы спроектировать новую деятельность, кроме туристической, и начать формировать смысл Красной Поляны. Но предложение пока осталось предложением, администрация Сочи все еще надеется на проведение крупных событий и не знает, кто должен жить и что делать в Красной Поляне.

058

 

Как у вас на практике происходит процесс реализации урбанистических проектов. Какая практическая польза становится возможной?
Важным для начала работы с городом является инициатива и субъект, который эту инициативу проявил, то есть это может быть активист, сообщество, девелопер, предприятие, администрация. Не важно кто, главное — суть запроса. Мы не работаем с политическими, манипуляционными или пиаровскими запросами, только инициатива на реальные изменения. Любой такой запрос превращается в анализ — серию кабинетных исследований, экспедиций по городу, проектных семинаров с найденными и вовлеченными активистами, предпринимателями.
Передача компетенций прежде всего горизонтального взаимодействия, когда нет главных по назначению, а есть лидерство по запросу, технологии формирования сложных технических заданий на любые общие проекты, будь то парк, или ДК, или День города или ЖК, или творческий кластер. То есть учим слушать и слышать в городе каждого и через совместное творчество создавать новые сетевые структуры, а через реальные проекты создавать связи и генерировать доверие. Главная польза для городов — это возможность качественного знакомства друг с другом, рефлексия реальных городских проблем и генерация идей/проектов для совместной реализации.

Почему вы считаете, что именно творческий кластер (я заметила, что вы делаете на его образовании акцент) способен изменить городскую среду? Не отбрасываете ли вы сознательно другие сообщества, которые тоже приносят пользу?
Я не отбрасываю существующие виды деятельности. Более того, после анализа города мы работаем и с перезагрузкой аграрного, университетского, индустриального, рыночного города. Потому что постиндустриальная деятельность и творческие кластеры — они не вместо, а наоборот, опираются и развивают на другом уровне все предыдущие виды деятельности. Кроме того, есть реальность, в которой сейчас каждый город конкурирует со всеми городами в мире одновременно. Я могу уехать куда угодно жить или, находясь в любом городе, работать на любую компанию. Сейчас администрация и классический бизнес не совсем это понимают, поэтому отток из городов продолжается и будет продолжаться, наиболее перспективные будут уезжать или уходить во внутреннюю миграцию. Если 3 года назад, по нашим опросам, в региональных центрах только 7 % одиннадцатиклассников хотели стать дизайнерами и программистами, то сейчас уже 40 % (опрос в 2015 году). Меняется и модель потребления, и модель производства, а значит, компетенции нужны совсем другие.

Формирование и объединение городских сообществ вокруг темы «как сделать свой город лучше» — это прямой путь к формированию гражданского общества, а сегодня институт гражданского общества — это несколько подавляемый элемент общества, затруднены многие коммуникации. Сказывается ли это на вашей работе?
Все дело в деталях, наши технологии вне политики (вне религии), то есть это знакомство и взаимодействие людей на реальных городских проектах. Формирование не отдельных лидеров, а именно сообществ или сети сообществ. Любая сис­тема без обратной связи, а гражданское общество — это пример системы, где каждый гражданин реализует свои права и чувствует свою обязанность перед социу­мом, а не является пассажиром. Причем формирование гражданского общества мягкими технологиями позволяет и чиновникам, и бизнесу стать субъектом таких изменений, а не противником или объектом. Ведь что такое государство? Это механизм управления, о котором общество договорилось. В нашей стране государство формировалось отдельно и быстрее, чем сформировалось общество. Поэтому сейчас только социальным проектированием можно сформировать элементы сообщества (сети) и вовлечь жителей сформировать сначала запрос на город, а затем и на страну. Российские города уже давно почувствовали, что все ресурсы для перезагрузки у них уже есть, потому что главный ресурс — это люди. Мы открыто делимся технологиями, причем большинство технологий сразу дает результат. Например, формирование открытых оргкомитетов по любым городским проектам, будь то парк или ревитализация промзоны, снижает риски конфликтов, позволяет включить ресурсы и компетенции, которые уже есть в городе (не привлекая большое количество внешних экспертов), и главное, учитывает реальные интересы городских субъектов.

О каких новых видах деятельности для Краснодара вы рассказали на форуме «Ночь городских сообществ»?
Лучше спросить у самих участников. Сообществ было много, вскрыли городские проблемы, познакомились и сгенерировали идеи, после этого проголосовали за них (не просто нравится или не нравится, а «в эту идею я готов вложить свои ресурсы, а в этой идее поучаствовать лично»). В каждом городе именно подобный рейтинг показывает актуальность городских проблем. В Краснодаре это экология, творческий кластер как новая деятельность, доброта и благотворительность, ну и конечно, пробки. Причем по пробкам был интересный проект — творческая инсталляция, которая могла бы донести до жителей пагубный смысл потребления и тотальной автомобилизации. Кроме проектов, по результатам такой совместной деятельности сообщества сформировали хартию — набор принципов совместной деятельности. Первый документ такого рода можно отправлять в краеведческий музей, но главное — это фиксация и институализация нового городского субъекта — сети сообществ, хоть пока неформальной сети. Главное — взаимодействие с друг другом позволит сформировать новые запросы на развитие Краснодара.

Вы исследовали Краснодар? Что вы скажете, какие проблемные места и перспективы есть у нашего города?
Пока детально не исследовал, но планируем совместно с Центром прикладной урбанистики Краснодара сделать это. Ключевая проблема города — это миграция, то есть качественная городская среда, хорошие рабочие места, расположение и климат начали привлекать новых жителей, этим, конечно же, воспользовался бизнес, который начал строить много и жадно, город расползается и растет вверх. А внедрение общественных пространств, создание новых рабочих мест и социальной инфраструктуры за этим не успевает, причем сильно не успевает. Такое псевдоразвитие разбалансировало все городские сценарии, это заметно и по пробкам, и по количеству и качеству городских событий, и по деградации городской среды, экологическим проблемам, качеству архитектуры и состоянию городской периферии. Сейчас наиболее квалифицированные горожане уже подумывают о переезде в другие города, потому что для них город становится некомфортным, это может привести к падению качества образования, услуг, потере компетенций. И то, зачем остальные люди переезжали в Краснодар, начнет исчезать. Это серьезная проблема и задача одновременно — как развивать город не только новым строительством, но и созданием комфортной городской среды, новых видов деятельности. Как привлекать не только пенсионеров, но и активных молодых, как удержать свой человеческий потенциал. Вот этими вопросами активно занимается центр прикладной урбанистки (ЦПУ).

*Вячеслав Глазычев, российский учёный и общественный деятель, доктор искусствоведения, профессор Московского архитектурного института, член Общественной палаты, а также исследователь проектного творчества и архитектурного наследия, критик.

Print Friendly, PDF & Email