Здоровье

Стоматология без компромиссов

Автор:  | 

Восемь лет назад тогда еще молодой стоматолог-ортопед Ашот Саркисян вместе с партнером открыли клинику «Диас». Сегодня у него и его коллег по стоматологическому креслу в городе сложилась безупречная профессиональная репутация.

Беседовала: Валентина Симионел

О том, как студенческая мечта становится образцовым бизнесом, теперь уже у опытного специалиста и управленца Ашота Согомоновича узнала Валентина Симионел.

Почему вы выбрали медицину в качестве своей профессии? Это детская мечта или семейная традиция?
В отличие от многих детей, я никогда не хотел быть космонавтом, бензозаправщиком или пожарником. У меня все просто: перед лицом всегда был пример отца. Папа у меня был стоматолог. Он и сейчас им является, просто на заслуженной пенсии. От него всегда пахло медициной, и мне с детства нравился этот запах.

Он вам помогает, консультирует?
Помогает, но по поводу методов лечения у нас с ним совершенно разные взгляды. При этом я считаю его великолепным доктором. Знаете, что моем понимании хороший доктор? Это когда у доктора куча пациентов. У моего папы пациентов очень много, и они по сей день приходят в клинику и сильно расстраиваются, узнав, что Согомон Ашотович больше не принимает. Вот такая у него репутация.

Ашот Саркисян с женой Ириной и дочерьми Маргаритой (слева) и Эвелиной

Ашот Саркисян с женой Ириной и дочерьми Маргаритой (слева) и Эвелиной

К слову о клинике, расскажите, как началась ее история?
Я поступил в мединститут, закончил, затем вместе с моим одногруппником и близким другом Дмитрием мы попали на практику в государственную поликлинику. Мне хватило чуть больше месяца, чтобы понять, что так я работать не хочу. На тот момент мы подрабатывали: я был курьером в справочно-правовой системе, что-то вроде консультанта, неплохо зарабатывал. Но я, естественно, оттуда ушел, у меня другая специализация и призвание. Так, в 2007 году мы с другом взяли кредит и арендовали первое помещение для клиники, которую назвали «Диас».

На два кресла?
Да, на два кресла. Но бизнес-план, который я выстраивал, дал сбой. Представьте: мы оба — два молодых стоматолога. С чего бы вдруг у нас появились пациенты? Есть клиника, ты вешаешь вывеску «Мы открылись!» и ждешь. Собственно, все произошло так, как и должно было произойти. Пациентов не было, и на помощь пришел мой папа. Так получилось, что «Диас» тогда располагалась практически через дом от клиники, где работал мой отец. И мы договорились, что Согомон Ашотович со всеми своими пациентами на определенных условиях перейдет работать к нам. Это позволило нам первые полтора года продержаться. Пока основная часть пациентов приходила к папе, мы потихоньку нарабатывали своих. Начиналось все с друзей, подруг и так далее. Ведь стоматолог должен наработать себе клиентскую базу.

Через год наш арендодатель сказал, что помещение продает. Нам с партнером было по 22 года, у нас кредиты по несколько миллионов рублей и никакого помещения. Но мы не сдались и в итоге нашли помещение, в котором клиника «Диас» располагается по сей день, назанимав для этого еще денег. Штат нашей клиники составлял на тот момент пять человек. Отец, я, мой партнер и две медсестры. Приходилось быть одновременно и докторами, и администраторами, и уборщиками. Первые полгода было пусто. Моя супруга в тот момент была беременна первой дочерью, денег не было, мы с партнером продали свои машины, чтобы как-то решить текущие вопросы. На какое-то время мне даже пришлось уйти из клиники и работать управляющим в гостинично-ресторанном комплексе.

 Герман Валентинович Таран с ассистентом на приеме

Герман Валентинович Таран с ассистентом на приеме

Возможно, вы плохо занимались продвижением?
Вообще ничем не занимались. Никто не знал, что мы есть. Какое продвижение? У нас не было на это денег, во-первых, а во-вторых, мы и не знали, что так можно. Это сегодня я могу вам сказать, что первый местный сайт стоматологической клиники сделали мы. И откровенно сказать, в аспекте множества других инноваций, в том числе и рекламы и продвижения, мы были первыми среди коллег.

Но в клинику вы все-таки вернулись. Что изменилось?
Я понял, что если хочу добиться каких-то результатов, я просто должен много работать. Много работать и много учиться. Поработав полгода не по специальности, я вернулся и начал вести активный прием, параллельно заниматься управлением и привлекать специалистов по рекламе. Удалось взглянуть на свое дело по-новому. И опыт управления в гостиничном бизнесе мне даже помог. Как-то удачно на меня вышли ребята-маркетологи из компании «Интернет-Коммерсант», с которыми я до сих пор сотрудничаю.

В то же время я начал активно заниматься самообразованием, вкладывать в себя. На обучение я тратил в год не менее полумиллиона рублей. В те времена это было практически все, что я зарабатывал. Мы с маленьким ребенком жили на съемной квартире, за которую платил отец. Наверное, спустя года два-три я наконец-то начал получать какие-то, как мне казалось, положительные результаты: начал пользоваться уважением среди коллег, уважением среди пациентов.

Правда, финансовые вопросы все еще оставались. Тогда мой партнер принял решение не продолжать наше совместное дело. Это было три года назад. С тех пор я занимаюсь клиникой один и, надо признаться, доволен. Ну как доволен? Мне нравятся те результаты, которые дает наша клиника пациентам, нравится та команда, которую удалось собрать за эти восемь лет.

У вас есть сотрудники, которыми вы особенно гордитесь?
Конечно. Например, врач-имплантолог Эдуард Александрович Головин — мой однокурсник, великолепнейший человек и мой близкий друг. Работает с нами с 2007 года, очень ответственный и дотошный доктор. Конечно же, это главный врач клиники Герман Валентинович Таран, человек с глубоким знанием своего дела и золотыми руками. Артем Гущин, по моему мнению, лучший ортодонт в городе.

Как вам удается привлекать таких специа­листов?
Я их не привлекаю. Мы вместе начали как группа единомышленников. Я привлек лишь несколько выдающихся людей по совершенной случайности. Не знаю, как, но собирается такая команда, которая идет вместе со мной через все трудности, в том числе и финансовые. И если я вижу, что такие люди приносят пользу мне и нашей компании, значит, они должны и много зарабатывать.

IMG_7648

Лечение в клинике «Диас» осуществляется под микроскопом

Модель финансового поощрения вашей клиники отличается от других клиник в этом городе?
Мне сложно говорить о клиниках, в которых я не работал. Но у наших врачей достаточно достойная зарплата. Я сам доктор и понимаю, что есть определенная цена, за которую я готов делать то, что умею. Если эта цена будет меньше, есть два варианта: либо я не буду этого делать, либо я буду это не доделывать, сам того не желая, не специально. Такова психология. В любой работе нужна мотивация. Да, можно говорить, вы же давали клятву Гиппократа.

Да, давали. И если, например, я буду ехать по дороге и увижу аварию, всегда остановлюсь и окажу первую помощь, потому что я врач и давал клятву Гиппократа. Но миссия нашей компании звучит следующим образом: «Мы улучшаем качество жизни человека путем оказания высококвалифицированной стоматологической помощи, и мы оказываем медицинские услуги за деньги». Мы не можем их оказывать внутри этого предприятия бесплатно.

Что для вас важнее в сотрудниках, личные качества или все-таки профессионализм?
Качество работы на первом плане. У меня есть доктор, Никос Олегович, терапевт. Этот человек, по-моему, не разговаривает вообще ни с кем, но вместе с тем он высокий профессионал. Я всегда буду в первую очередь ценить именно профессиональные качества, нежели человеческие. Потому что хороший парень — это не профессия.

А другие клиники не пытались пригласить ваших специалистов на работу?
Конечно, пытались. Нашим врачам регулярно поступают предложения. У нас есть одно большое преимущество — это наш коллектив и наша команда. Они говорят, вы знаете, у нас вообще-то так не принято, что бы вы мне ни сказали, я отсюда уйду только тогда, когда решу отсюда уйти самостоятельно. Поэтому никто никуда не уходит. Поэтому я очень дорожу своими специалистами и создаю команду и все необходимые условия для работы. Я со всеми в великолепных отношениях, со многими из них мы дружим семьями.

А как вы проверяете профессионализм сотрудников, когда принимаете на работу?
Я сам сажусь под определенные манипуляции. Даже по рукам пойму, насколько доктор мне подходит. Потом собеседование. Для меня диплом медицинской академии — нашей или любой другой — не имеет никакого значения.

Но без него в медицине-то нельзя.
Они, конечно, должны быть. Но это формальная бумажка. Если мне принесут красный диплом и скажут: «я суперотличник», мне это вообще ни о чем не скажет. Я скажу: «Хорошо, иди становись ассистентом». Тот уровень услуг, который предоставляет сегодня наша клиника, не сможет предоставить ни один супермегаотличник, только закончивший институт.

Там этому не учат. Все знания, которые есть в современной стоматологии, нужно получать самостоятельно, дополнительно и платить за это хорошую цену. Так вот после собеседования возможные претенденты показывают мне мануальные навыки, препарируют на фантомах, искусственных зубах. Но я вам так скажу, меня это практически миновало. Вот когда мы вторую клинику открывали, мне пришлось нанять там несколько докторов. А в целом наш коллектив набирался потихоньку. Потому что я считаю правильным, когда ты расширяешь свою клинику под созданных квалифицированных докторов.

IMG_3510

Хирургический кабинет

Что это значит?
Нельзя поставить кабинет, а потом искать туда доктора. Это не совсем верно. Мы берем ассистента, а это интерны, они у нас полтора-два года работают, сдают экзамены, ездят на обучение, потом начинают потихонечку лечить своих родственников и так далее. Как только я понимаю, что такой человек становится профессиональным доктором, я готов под него добавить кабинет.

А пациентов на сегодняшний день достаточно ли у клиники?
Мы работаем в премиальном сегменте. Но несмотря на этот факт, пациентов в нашей клинике предостаточно. За девять лет мы создали себе великолепную репутацию. И для меня важно, чтобы я мог доверить своего пациента, который пришел на репутацию, из-за которой я девять лет сетовал и страдал, в хорошие руки, чтобы мне ее не испортили.

Какие цели вы сегодня ставите перед клиникой? И что из поставленных ранее задач удалось реализовать, а что нет?
У нас был план открыть сеть стоматологических клиник. Мне все говорили, что сетевая стоматология не отличается высоким качеством. Но, по моему мнению, и в сетевой стоматологии качество может быть абсолютно нормальным и достаточным. У нас есть несколько достойных примеров в России, в Краснодаре в том числе.

Но надо понимать, что между достойной и эксклюзивной стоматологией существует ощутимая разница. И если мы говорим об эксклюзивном лечении в клинике «Диас», то, к сожалению, найти на сеть столько квалифицированных специалистов нельзя. И проконтролировать качество работы тоже не представляется возможным. Поэтому мы от этой цели отказались, закрыли наш второй филиал.

То есть он был закрыт не по финансовым соображениям?
Вы знаете, совпало. Я в течение двух лет следил за этим проектом, у нас, в принципе, получалось. Но я понимал, что еще одна клиника станет для меня невозможной с точки зрения контроля качества. Поэтому было принято решение расширить эту клинику, забрать всех специалистов сюда и сделать хороший стоматологический центр. Вот пока я здесь и могу все контролировать, могу гарантировать высочайшее качество услуг. План по расширению клиники уже начал реализовываться: мы арендовали уже весь третий этаж площадью 400 квадратных метров и практически весь второй этаж.

Default Gallery Type Template

This is the default gallery type template, located in:
/home/u480445/krasnodar-magazine.ru/www/wp-content/plugins/nextgen-gallery/products/photocrati_nextgen/modules/nextgen_gallery_display/templates/index.php.

If you're seeing this, it's because the gallery type you selected has not provided a template of it's own.

Что там будет? Расскажите подробнее.
Там будет огромный детский стоматологический центр мирового уровня. Кроме того, наша клиника получит возможность лечить пациентов во сне. Также я хочу добавить косметологию, смежную область эстетической стоматологии. В очередной раз я делаю это, потому что у меня есть косметолог, которого я хочу пригласить работать в нашу клинику. Если бы такого специалиста не было, я бы не задумывался на эту тему. Делать бизнес, а потом искать под него персонал, с точки зрения медицины, как я уже сказал выше, неправильно.

Для детской стоматологии вы тоже нашли специалистов?
Основную часть — да. Остальных мы обучим в течение определенного периода времени. Когда я искал для этого проекта инвесторов, они все спрашивали: «ты гарантируешь, что найдешь сюда специалистов?» «Я уже нашел»,— был мой ответ. Какой бы дорогой и красивой ни была клиника, репутацию ей делает персонал. Многие думают, что, повесив дорогую люстру в холле или сделав дизайнерский ремонт, они привлекут тем самым пациентов, заработают много денег. Да, это, конечно, вещи, которые могут порадовать любого человека, но пациенты платят не за люстру, а за профессионализм доктора.

Вы отдаете работе очень много времени, как складываются ваши отношения с близкими?
Мои близкие — для меня опора! У меня великолепная супруга. У меня две потрясающие дочки. Моя супруга понимает, что стоматология — это мой выбор, и уважает его. Я же, в свою очередь, стараюсь дать ей максимум того, что может предложить сегодня жизнь, иначе я буду чувствовать себя не комфортно.

Может, вы так воспитаны?
Нет, просто я вижу, сколько она делает для меня, и я понимаю, что если я не буду делать столько же для нее, это будет нечестно с моей стороны. Она не делает это демонстративно, просто она смогла создать прекрасные и комфортные условия для всей нашей семьи, а для меня это очень важно.

А ваш отец, наконец, ушел на заслуженный отдых?
Нет, мой отец работает здесь. Он контролирует качество лечения. Все фотоснимки поступают к нему, и он отслеживает все этапы лечения.

В начале беседы вы сказали, что пришли только что с занятий со студентами? Как вы попали в преподаватели?
Позвонили из Кубанского медицинского института и предложили взять студентов на практику. Мы регулярно берем интернов на практику. У нас достойный лекционный класс в соседнем здании. Мы с ректором обсудили все детали, и я начал параллельно с работой преподавать. Финансовых целей здесь не преследую, для меня важно, чтобы уровень стоматологии в Краснодаре поднимался, это первое, второе, естественно, это популярность, я как любой нормальный человек какие-то свои цели тоже преследую.

Что вы преподаете?
Я преподаю то, в чем я больше всего преуспел — ортопедическую стоматологию. У меня 3 группы IV курса и, по-моему, одна — с пятого. Мне это нравится, и мне это интересно.

Мне остается пожелать вам удачи и реализации всех планов.

Лицензия ЛО-23-01-004027 от 21 декабря 2011 года

Краснодар, ул. Селезнева, 242/1, тел. 8 (800) 775-86-31, dias-dent.ru

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМО КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА