Здоровье

Открытый разговор

Автор:  | 

Ашот Саркисян, директор стоматалогической клиники «Диас» о том, что такое эксклюзивность в стоматологии.

Беседовала: Валентина Симионел

В стоматологической клинике «Диас» к лечению пациентов подходят основательно. Фактически уже ставшие родственными для современной медицины понятия высокого качества и высокой цены, помноженные на уникальную экспертизу и опыт специалистов, обеспечили возможность развития на юге России поистине эксклюзивной стоматологической клиники, которой могут позавидовать даже жители столицы. Мы поинтересовалась у основателя клиники Ашота Согомоновича Саркисян и ее главного врача Германа Валентиновича Таран, что значит эксклюзивность в стоматологии и действительно ли она так важна сегодня для пациента.

Почему вы позиционируете себя как стоматология экспертного уровня?
Г. Т. У нас есть несколько факторов, и первый из них — мы никого не вводим в заблуждение. Пациент получает максимально объективную информацию для того, чтобы он мог сделать правильный выбор, исходя из своих желаний и возможностей. На осмотр нового пациента может уйти от одной до трех консультаций. В итоге рождается детально продуманный план лечения с различными вариантами. Пациент получает полное описание проблемы и возможные пути ее решения. Мы не продаем в клинике имплантаты или пломбы, мы продаем свою экспертизу и работу, которая сегодня ценится во всем мире.

Только ли в квалификации докторов дело или оснащение клиники также имеет значение?
А. С. У нас есть все самое необходимое оборудование, которое вы можете встретить в самых современных клиниках страны. Но рассказывать о том, что у нас лучшее оборудование… Зачем? Наша эксклюзивность не в машинах — она в честности и в подходах наших специалистов к лечению. Можно иметь крутое стоматологическое кресло в крокодиловой коже, а выполнить работу при этом спустя рукава. Гарантия качества — это руки специалиста и его опыт плюс современная техника, а не наоборот.

 Герман Валентинович Таран, главный врач клиники «Диас»

Герман Валентинович Таран, главный врач клиники «Диас»

Правильно ли я понимаю, что распространенное в обществе выражение «делать зубы» не означает лечить зубы — так ли это?
Г. В. Я пришел в «Диас» уже с серьезным медицинским бэкграундом, поработав в ведущих клиниках страны. И хочу сказать, что многое в подходах к лечению зависит от руководителя. Если главврач или собственник не имеет понятия о высокой стоматологии, то и высокая цена не будет обусловлена качеством. Приведу пример из личной практики. Несколько лет назад я работал в одной из клиник Дальнего Востока.

Но мои знания и опыт не всегда находили там применение, потому что клиника была ориентирована на поток. А это означает, что ты работаешь как в мастерской, подстраиваясь под желание пациента или руководителя, что порой может кардинально расходиться с правильной системой лечения. «Диас» — показатель того, как надо работать. Сам подход клиники заключается в том, чтобы не что-нибудь сделать и за что-нибудь взять деньги, а в том, чтобы оказать грамотную высококвалифицированную помощь.

Расскажите тогда о своих подходах.
А. С. Мы работаем не ради денег, мы работаем за деньги, потому что мы частная компания. Мы уже девятый год живем стратегией «лечить людей правильно», и на этом мы зарабатываем деньги. Наша работа приносит свои серьезные плоды. Например, две прия­тельницы начинают одновременно лечиться в разных местах. На первом этапе одна из них лечится в клинике нашего уровня, где все делается долго, аккуратно, качественно и, как следствие, недешево. И она верит нам. Вторая спрашивает ее: зачем? «Мне вылечили зубы за две недели, ничего не болит и выглядит отлично».

Первая задумывается о том, что поступила глупо. Проходит 5 лет, а иногда два года, мы получаем конкретный результат, что у девушки, которая вылечилась быстро, появились проблемы, остро стоит вопрос о необходимости что-то переделывать, а у первой все нормально и еще долго будет все нормально. Только спустя годы она понимает, что сделала правильный выбор, начинает рекомендовать клинику друзьям и знакомым. Вот такой у нас подход, мы лечим тщательно, медленно и с многолетней гарантией.

Я встречала в своей жизни много финансово обеспеченных людей, которые следят за своим здоровьем, но зачастую смотрят на стоматологию с позиции дилетанта, глубоко не погружаясь в суть проблемы, а порой даже преуменьшая риск для своего здоровья. Что вы в этой ситуации делаете: убеждаете, отказываете?
А. С. Мы здесь никого не убеждаем. Даже если пациент приходит со своим мнением, которое идет вразрез с нашим, я уважаю его. Если его просьба совпадает с принципом медицины, с принципом «не навреди», мы не отказываем пациенту, потому что лучше его просьбу выполним мы, так как работа в любом случае будет качественнее.

Если просьба разнится с нашим подходом, я откровенно говорю, что не вижу надобности лечится в нашей клинике. Иногда даже даю список подходящих клиник. Поэтому мне нет смысла заставлять кого-то задумываться о своем здоровье. Мы хотим, чтобы, приходя к доктору, человек ему доверял. А недоверчивые возвращаются через год и просят сделать им то, что мы предлагали год назад.

На что, кроме доверия, опирается пациент в самом начале лечения, приходя в клинику?
А. С. Доверие, репутация — это лишь первый шаг. Второй — это система и подход клиники к выбору качественных поставщиков, производителей материалов и техники. Мы очень тщательно отбираем своих партнеров, отслеживая все лучшие технологии, которые существуют в практике на сегодняшний день. Например, сейчас у нас в клинике представлены три системы имплантатов трех крупнейших мировых производителей. Потому что мы знаем, что главное, на чем мы не можем себе позволить экономить, так это на пациенте. Люди приходят к нам в надежде получить что-то по-настоящему качественное. И в данном случае мы ставим действительно качественные имплантаты.

Хорошо, мы говорили о квалификации и лечебных подходах. Как связаны они с результатом?
Г. В. По-настоящему пациент способен оценить качество лечения лишь по прошествии 5–7 лет. А сразу, пожалуй, он может оценить уровень сервиса, консультации врача, комфорт, эстетический результат, ну и временной фактор — насколько долго сохраняется первичный результат.

Вы говорите о том, и я убеждена на практике, что качественное лечение — это медленное лечение с соблюдением всех технологических цепочек, но вместе с тем развивается стоматологический туризм, где обещают за две недели решить все проблемы.
Г. В. К быстрому и некачественному стоматологическому туризму я отношусь негативно. Можно за три дня любому пациенту сделать все зубы. Не вопрос, но будет упущено очень много важных технологических этапов. Рассмотрим, например, временные коронки, они же не для того делаются, чтобы цена была выше. Нет, под ними должна правильно сформироваться десна, борозда, должно пройти воспаление, мы должны оценить степень убыли десны и после этого снять слепок.

Поэтому туризм бывает разный. Есть такие примеры, когда лучшие клиники Америки работают, допустим, блоками: пациент на первый блок лечения приезжает на полтора месяца, потом опять приезжает на два месяца. И так пока не вылечится. Получаются большие сроки (около года) и высокая цена. Но и тут рождается вопрос: а туризм ли это на самом деле или просто удаленное лечение зубов в другой стране.

Есть ли разница между вашей клиникой и хорошими зарубежными клиниками или ваши подходы одинаковы?
А. С. Наши подходы диагностики и лечения идентичны в большинстве случаев. Многие пациенты приезжают из столицы, выбирая нас вместо зарубежных клиник, потому что это безопасно, близко, более выгодная цена, особенно на фоне подорожавшей валюты. А главное, каждый доктор в нашей клинике соответствует опыту ведущих международных специалистов. Германия и Израиль — это не панацея. Там тоже нужно знать к кому ехать.

Вы как-то говорили, что основная проблема отклонений от правильного медицинского лечения — отсутствие стандартов.
А. С. Законодательно стандарты нигде не прописаны. В России введена только первичная специализация и формальное подтверждение квалификации раз в 5 лет. Поэтому без внутренних распорядков и бизнес-процессов в нашей индустрии не обойтись. Поэтому мы сами на основе мировых стандартов по каждому этапу лечения разработали протоколы, и каждый доктор лечит одинаково хорошо. Поверьте, лишь малая толика клиник в стране может этим похвастаться. Более того, мы пошли еще дальше. У нас есть отдел контроля качества лечения и его соответствия протоколам лечения. Каждый доктор фиксирует все этапы лечения от начала и до конца, а затем проходит проверку на предмет соответствия стандартам.

И все же, в чем заключается эксклюзивность вашего подхода, который гарантировал клинике репутацию надежного и престижного медицинского центра?
А.С. Позвольте начать со статистики. Каждый второй пациент российской стоматологической клиники остается недовольным результатом своего лечения. Причина зачастую банальна: доктор либо не договаривает пациенту о проблеме, либо сам не знает о ней, либо умалчивает, чтобы не потерять пациента. Так вот мы идем наперекор этой статистике и относимся к тем, кто эту статистику пытается переломить в положительную сторону.

Потому что всегда говорим пациенту правду. От начала и до самого конца мы объясняем подходы, все минусы и плюсы выбранного метода лечения. Это одна из составляющих нашей эксклюзивности. Мы верим в то, что эксклюзивность не в ограниченных стереотипах, а в безграничных возможностях. И вся стратегия клиники нацелена на результат, который обеспечивается соблюдением каждым из наших специалистов международных стандартов и принципов ответственного лечения.

Краснодар, ул. Селезнева, 242/1
тел. 8 800 775-86-31, dias-dent.ru