Истории

Инна Гончарова: «Модельного бизнеса в Краснодаре нет»

Автор:  | 

Директор модельного агентства Art Models убедила «Краснодар Magazine» в том, что применительно к нашему городу понятия «модель» и «бизнес» пока находятся в разных плоскостях.

Инна Гончарова, директор модельного агентства Art Models.
В шутку сравнивает организованный ею 11 лет назад бизнес с чемоданом без ручки, который и нести неудобно, и выбросить жалко. К перспективе развития модельного бизнеса в Краснодаре относится, скорее, скептически. Считает, что в этой сфере не обойтись без хороших инвестиций, которые в скором времени вряд ли появятся.

Года три назад в интервью вы рассказывали мне о том, что модельный бизнес — это вовсе не бизнес, по крайней мере применительно к Краснодару. С тех пор что-то изменилось?
К сожалению, нет. Не очень люблю говорить про кризис — слишком уж замусолили это слово, — но факт остается фактом: два последних года вернули нас далеко назад, к тому времени, когда все вокруг делали съемки с участием своих друзей, подружек и родственников. В результате получается не бизнес, а какая-то самодеятельность. Лично меня в этом отношении удивляет вот что: откуда в это не самое благоприятное время появляются новые модельные агентства? За счет чего они платят налоги, зарплату сотрудникам, снимают офисы? Непонятно.

Если вы говорите о том, что даже ваше агентство не приносит ощутимой финансовой выгоды, то в таком случае за счет чего существует Art Models?
Получается, что все держится на энтузиазме. Иногда даже приходится докладывать деньги из собственного бюджета.

Лично мне это не совсем понятно, хотя бы потому, что модели из Art Models участвуют в показах Louis Vuitton, снимаются для Vogue. Вы же, по идее, должны получать от этого какие-то дивиденды?
Ощутимой прибыли это не приносит и не приносило по большому счету никогда. Конечно, мы очень гордимся нашими девочками, но те 5 %, которые нам перечисляют наши партнеры — зарубежные агентства, представляющие краснодарских моделей на Западе, — это буквально 3 копейки, и рассчитывать на эти доходы при формировании бизнес-плана, согласитесь, как-то даже глупо.

«Ощутимой прибыли модельный бизнес здесь не приносит и не приносил по большому счету никогда».

Что уж тогда говорить о доходе от местных показов, презентаций и прочих мероприятий с участием моделей. Организаторы по-прежнему не готовы платить им достойные гонорары?
Посудите сами: возьмем классический вариант — магазин устраивает показ очередной коллекции. Смотрим на средний ценник — платья стоят по 40 000—50 000 руб. Когда же мы просим 10 000 за показ с участием нескольких моделей, которые делают по несколько выходов, заказчик чаще всего хватается за голову со словами: «Как же так? Это же огромные деньги!» Никто почему-то не думает о том, что для того чтобы принять участие в этом показе, девочки потратят целый день, а то и больше. Репетиции, постановка дефиле, примерки, make-up — все это занимает кучу времени, а финансовая отдача получается минимальной.

И поэтому, когда я иногда слышу от парикмахеров о том, что, мол, у такой-то девочки недостаточно блестят волосы, просто развожу руками и в очередной раз объясняю, что у многих моделей в силу скромных гонораров нет возможности покупать шампуни по 2000 руб. и ухаживать за собой в спа-салоне. У нас, к сожалению, все далеко не так, как на Западе, где модели получают за свою работу хорошие деньги и имеют возможность тратить их на себя. Конечно, в нашем агентстве есть девочки из обеспеченных семей, но я заметила то, что большего успеха добиваются дети, родители которых не самые богатые: из таких часто получаются настоящие борцы — они более мотивированны и привыкли рассчитывать в жизни только на себя.

 

Goncharova_2

Фото: Анна Гончарова, Art Models

Ваша дочь не собирается стать моделью?
Видимо, нет. Ей не хватает пары-тройки сантиметров роста, а в модельном бизнесе с этим все строго. Знаете, иногда бывает очень уж обидно, когда видишь по-настоящему красивую девочку и понимаешь, что до стандартных 175 см ей не хватает всего ничего. Мы, конечно, иногда позволяем себе допускать невысоких моделей до участия в конкурсе «Мисс Краснодар», но сразу предупреждаем их, что шансов получить титул «Мисс Россия» у них нет. Вообще, в нашей работе много сложных нюансов.

Еще, на мой взгляд, ваша работа сложна тем, что, когда вокруг тебя каждый день крутятся десятки юных длинноногих нимф, нужна огромная выдержка, чтобы не думать о том, что все они моложе и, возможно, красивее тебя.
Я никогда не сравниваю себя с молодыми девочками и на свою внешность тоже не жалуюсь (смеется). И уж точно никогда не хотела работать моделью. Вот мы сейчас делали съемку для этого интервью — это же настоящий стресс! Знать, что тебя каждую секунду оценивают, быть идеальной во всех отношениях, где-то недоесть, где-то недопить — все это очень сложно психологически. Роль администратора, руководителя меня вполне устраивает. Помню, когда мы только начинали, в Art Models работали Оля Коваленко, Полина Кононенко — это ведь в прошлом наши модели, — так вот, им тогда было лет по 19—20. Сейчас им уже под 30 — смотришь, взрослые, успешные девушки. Модели быстро вырастают, а мы, получается, остаемся на месте (смеется).

Недавно читала интервью с Сати Спиваковой, которая говорила о том, что, когда тебя просят назвать женщину, которая является для тебя эталоном красоты, ты вряд ли вспомнишь кого-то моложе себя. Вы согласны?
Конечно. Женщина может быть красивой в любом возрасте. Если говорить об этом применительно к моделям, то отличный пример — Хайди Клум и некоторые другие топ-модели ее поколения. Она не скрывает своего возраста, и, похоже, ей в нем очень даже комфортно.

Беседовала: Екатерина Мельникова.
Февраль, 2011.