Истории

Ирина Долгова о том, как преуспеть

Автор:  | 


Директор группы компаний «Кей­теринг­БЮРО» Ирина Долгова поделилась с «Краснодар Magazine» тем, как проходило становление ее карьеры, в каких направлениях развивается ее текущий бизнес, и тем, что она любит больше.

Текст: Валентина Симионел

Ирина, анализируя истории женщин, занятых серьезным бизнесом в нашем регионе, в моем личном списке вы в пятерке. Этот вывод основан на масштабах бизнеса, бэкграунде, деловой репутации и способности одновременно вести несколько крупных проектов. Где вы берете такой заряд энергии, позволяющий быть успешным человеком?
Никогда не думала о том, что такое успех или неуспех. Я просто много работала с самого начала трудовой карьеры. Мне всегда безумно нравилось то, чем я занимаюсь. Порой я была увлечена работой настолько, что не замечала, на дворе день или ночь. Сейчас я безумно люблю кейтеринг.

Сегодня много новых подходов к ведению бизнеса. Но мне кажется, что вам удалось реализовать классическую модель бизнеса — такую, которую изучают в вузах в виде теории. Это так?
Это так, потому что, во-первых, у меня классическое бизнес-образование, и я считаю, что все хорошее уж давно изобретено и изучено в бизнес-школах. Для меня бизнес — это образование, благодаря которому я понимаю, куда и как идти. Как профессиональный топ-менеджер вы известны еще со времен работы в «КраснодарЭКСПО».

С чего начиналась ваша карьера?
Важным этапом моего становления было получение образования MBA. Я получала его в Российской академии народного хозяйства. Это высшая школа финансового менеджмента. Стажировалась в Женеве и в Лондоне. Я наблюдала за тем, как строилась работа в зарубежных компаниях.

Какое у вас первое образование?
Первое образование у меня экономическое, а MBA — дополнительное.

Вы тогда уже работали в «Краснодар­-ЭКСПО»?
Да, я пришла в «КраснодарЭКСПО», потом пошла учиться. Я поняла, что мне не хватает новых знаний, что я упираюсь в потолок.

Фото: Олег Десятников

Какую программу вы выбрали?
Я выбирала, куда поступать: на маркетинг или финансы. Выбрала финансы, потому что для того, чтобы правильно ими управлять, нужно знать и маркетинг, и управление персоналом, и операционный менеджмент, и проектное управление. Чтобы составить нормальный бизнес-план, ты должен быть экспертом во всех областях и уметь оценить картинку, которую тебе предоставляют маркетологи, продавцы и другие специалисты.

На какой позиции вы работали в «КраснодарЭКСПО»?
Первым заместителем генерального директора, а начинала с должности финансового директора. В мои обязанности входило управление финансами и стратегическое развитие компании. Также я готовила бизнес к продаже.*

У меня сложилось представление, что «КраснодарЭКСПО» чем-то похожа на международную компанию и развивалась в обход привычной местечковости.
«КраснодарЭКСПО» развивалась по классической бизнес-модели. Компания занималась выставочным бизнесом, и у нее были центры затрат: кейтеринг, выставочное строительство, управление коммерческой недвижимостью. Потом случился кризис 2008 года, и все эти центры затрат мы постарались сделать центрами прибыли. Начали оказывать услуги внешним клиентам. Я благодарна компании за то, что меня ни в чем не ограничивали. Я как менеджер реализовалась полностью. Мне давали много свободы, но, конечно, свобода — это также и ответственность, и я это прекрасно понимала.

Вы жесткий экономист?
Я сторонник инвестиционной деятельности, потому что она обеспечивает развитие. Считаю, что нужно зарабатывать и не экономить на затратах.

При каких обстоятельствах вы закончили работать в «КраснодарЭКСПО»?
Выставочный бизнес был продан, и у меня были предложения перейти в другие компании на должности первых лиц. Но, подумав, я все-таки решила сосредоточить внимание на кейтеринге.

Почему кейтеринг?
Он был моим выпускным проектом во время учебы на MBA, и с ним я была связана в последние годы работы в «Краснодар­ЭКСПО». Кейтеринг стал пилотным проектом и для компании, но ситуация сложилась так, что управление им предложили специалисту из Санкт-Петербурга. Он благополучно завалил, и встал вопрос, кому заниматься кейтерингом. Проект писала я, инициировала я, деньги вкладывала компания.

Нужно было его окупать, и, уже будучи первым заместителем финансового директора, я взяла управление кейтерингом на себя. Мы его успешно диверсифицировали — пришла идея обслуживать ивенты, которые становились все более популярными, а не обслуживать только выставки, имеющие сезонность. А потом кейтеринг стал и смыслом моей жизни.

Вы сказали, что вы сторонник инвестиционных проектов. «Кей­теринг­БЮРО» — это инвестиционный проект?
Конечно.

Чьи инвестиции?
Вначале были инвестиции группы компаний «КраснодарЭКСПО». А сейчас это уже деньги компании. Мы порядка 95 % прибыли реинвестируем, а 5–10 % оставляем на резервный фонд. Естественно, привлекаем и заемные средства.

Вы удовлетворены возвратом средств?
Да. Мы растем каждый год на 50–100 %.

Какова ваша цель в этом бизнесе?
Масштабное развитие. Я понимаю, какой объем выручки у нас будет через пять лет. Знаю, какие направления бизнеса мы будем развивать. Естественно, общая экономическая ситуация меняется, но колебания если и будут, то незначительные. Все-таки образование помогает реально оценивать рынок и наши возможности.

Мое представление о кейтеринге изменилось лет шесть назад, когда я попала на крупную презентацию, организованную компанией Nokia в Москве. Это был совершенно иной визуал, а вкус еды был таким, словно это было каким-то гастрономическим чудом. На вашем сайте написано: «Мы меняем представление о кейтеринге как о выездном обслуживании в сторону создания особой культуры». О чем речь?

Кейтеринг, если говорить о его эволюционном развитии, — достаточно молодой бизнес в России. Первоначально клиенту было важным просто наличие еды на мероприятии. Или, например, если презентация начинается в восемь вечера, было важно, чтобы стол был накрыт без пятнадцати восемь. И это все. Еще пять лет назад клиент не обращал внимания на вкусовые качества блюд. Сейчас клиент чувствителен не к самой услуге, а предъявляет высокие требования к качеству еды, которое не должно отличаться от стационарного ресторана.

Сейчас, конечно, много модных тенденций: нано, эко, но клиент хочет не просто перекусить — он хочет ощущения, что жизнь прекрасна. И это касается не только вкуса еды, в это понятие он вкладывает и подачу, и текстиль, и формат. Сейчас очень востребованы тематические стили накрытия: черное и белое, Дольче и Габбана, Густав Климт. Это и есть то, во что мы вкладываемся.

Вы сами разрабатываете такие коллекции?
Мы собираем их годами. Тарелка к тарелке. Вазочка к вазочке.

У вас большой склад?
Очень большой. Наверное, самый большой из всех кейтерьеров ЮФО. И не только в Краснодаре, но и в Сочи и Анапе.

«Для нас нет границ: от Краснодара до Владивостока мы работаем на любой площадке страны, создавая незабываемое событие для каждого гостя» — продолжаю я изучать вашу компанию. Как это возможно, были ли такие примеры?
Мы строим модель бизнеса так, что у нас получается очень хорошо работать на других площадках. Мы и в Сочи работали, не имея своей стационарной кухни. Мы берем просто в аренду фабрику-кухню.

Где за пределами Краснодарского края компании удалось реализовать проекты?
Мы сейчас рассматриваем проекты в Новосибирске и Омске. Но если поступит предложение из Владивостока — мы сделаем мероприятие и там.

Я заметила, что у вас высокая вовлеченность, вы часто присутствуете на мероприятиях, которые обслуживает «Кей­теринг­БЮРО». Вы не доверяете или это нетворкинг?
Не бывает низкобюджетных или высокобюджетных проектов. Я хочу, чтобы люди приходили и было всегда красиво и вкусно вне зависимости, это кофе-брейк или что-то масштабное. Каждый наш проект уникален, требует творчества и креатива.

Вы присутствуете во время подготовки к проектам?
Я даю возможность и свободу творчества. Но мне интересно, как менеджеры увидели и реализовали ту или иную задачу. Бывает, картинка получается совершенно уникальной. Чаще всего именно так и происходит, потому что люди работают в этом бизнесе по много лет, и они многие вещи знают и понимают лучше меня. Я прихожу и смотрю с точки зрения клиента. Приятно ли мне брать в руки эту чашку с чаем, удобно ли лежит канапе или закуска.

Потом вы все это обсуждаете?
Конечно. Я очень быстро даю обратную связь. Я не успеваю на все мероприятия, но стараюсь присутствовать на многих.

У вас много заместителей. Как вы вообще строите работу с персоналом?
У нас пять шеф-поваров и пять проектных менеджеров. А самый главный — проектный менеджер, который управляет всем проектом.

Кто самый главный после вас?
У нас в компании несколько другой принцип управления. Когда появляется новый заказ, они сами распределяют, кто идет шеф-поваром, а кто управляет проектом. Я только появляюсь на мероприятии. Операционную деятельность я не контролирую. Мои вопросы — это инвестиции, новые клиенты, новые рынки и стратегическое развитие и управление. А уже проектники и шеф-повара занимаются операционной деятельностью.

Вы не назвали управление продажами. Как появляются новые клиенты?
У нас только недавно появился коммерческий директор, потому что мы много времени проводим сейчас в Сочи и в других городах.

А до этого как заказы поступали?
В основном мы работаем на входящих заказах. Продвигаемся в интернете, работает сарафанное радио, иногда публикуемся в печатных СМИ.

Как вы принимаете решения?
У нас есть стратегические сессии. Мы проводим их даже чаще раза в год. Вот буквально вчера закончилась одна из таких сессий. Мы не могли подвести итоги года, потому что у нас был большой проект в «Горки Городе». Но вчера мы подводили итоги и уже говорили о контурах развития компании на этот и следующий годы.

В вашей компании формализованные процессы?
Процессы формализованы по проектам. У нас существует набор документов, по которым работают и проектные менеджеры, и шеф-повара. Очень много времени мы уделяем программным продуктам, которые и позволяют формализовывать процессы.

Вы рано начинаете рабочий день?
Что такое рано? Я говорю своим сотрудникам, что в компании один бездельник — это я, человек, который не работает руками и не работает в полях. Я очень много думаю. Поэтому мой рабочий день начинается в момент, когда я открываю глаза. У меня есть три часа, пока спит мой ребенок, в течение которых я могу подумать о каких-то важных рабочих моментах. Вечером то же самое. Я укладываю ребенка спать и потом думаю о работе.

Над чем думаете: над проблемами, улучшениями?
Анализирую, что произошло и как произошло. У меня есть очень хороший навык, который я приобрела благодаря тренеру Арташесу Газаряну. Я считаю, что все изучение менеджмента нужно начинать с диагностики проблем. Я получила навык диагностировать проблему и лечить ее, а не следствие.

В «Деловой газете. Юг» вы недавно поделились сокровенным: «Я люблю и любима». Как сочетаете любовь к близким, требующую внимания, и такую масштабную работу?
Как ни странно, мне помогает бизнес-образование. Я вышла замуж не в 25 лет, а тогда, когда имела за плечами большой жизненный опыт, и ребенка я также родила достаточно поздно. Поэтому подошла к этой части моей жизни совершенно с другими мозгами и эмоциями. Теперь я наслаждаюсь жизнью. У меня есть радость семьи, которой не было раньше.

Возможно, я не так бы наслаждалась, если бы семья и ребенок появились у меня в 20 или в 25 лет. Когда это происходит после 40 — это совершенно другие ощущения. Семья для меня — это мощнейший стимул, она дает энергию. Я мало сплю, но не устаю. У меня нет какой-то жизненной усталости, апатии, отсутствия жизненных сил. Я внимательней отношусь к своему времени, структурирую свой день, бизнес, перелеты, чтобы у меня было время самой уложить ребенка спать. Сейчас я успеваю гораздо больше.

Ресторан GorkyBall+960

«Хочу быть активной и в 60, и в 80 лет» — как-то сказали вы. Прокомментируйте ваше отношение к возрасту.
Для меня очень важно работать, и свою работу я очень люблю. Без нее я не смогу никогда. Как я уже сказала выше, очень важной частью для меня являются семья и ребенок. Но, как ни странно, этого мало. Своему ребенку я объясняю, что я очень люблю его, но точно так же я люблю и то, чем занимаюсь. Я беру его на некоторые мероприятия, чтобы он видел, куда я хожу и чем занимаюсь. Точно так и мужа приглашаю в качестве критика, чтобы попробовать те или иные блюда и услышать мнение стороннего потребителя. Поэтому нет времени думать о возрасте или в чем-то себя ограничивать из-за него.

В конце 2016 года вы открыли в «Горки Городе» два заведения: GorkyBall+960 и Gorky+960, выиграли серьезный тендер, насколько я знаю. Как прокомментируете свой первый ресторанный опыт?
Это были первые рестораны, с которыми мы вышли в двух разных сегментах. Набили много шишек. Сейчас идет работа над ошибками. Уже в феврале мы провели стратегическую сессию, на которой обсуждали, как будем работать в следующем сезоне, и уже сейчас к этому готовимся.

В чем заключается эта подготовка?
В плане всего: кухни, продукта, обслуживания, внешнего вида. Вне сомнений, Gorky+960 будет рестораном с авторской кухней. И у нас уже сейчас идет конкурс на шеф-повара, в котором участвуют специалисты высокого уровня.

А разве эти параметры не важны в настоящем?
Мы закрыли ресторан 15 марта и до начала следующего горнолыжного сезона начинаем работу в формате банкетного зала, потому что спрос на формат à la carte в межсезонье существенно снижен. Мы разработали предложение «свадьба в горах» и другие, с которыми выходим на рынок.

А как будет работать ресторан быстрого обслуживания GorkyBall+960?
Как летняя площадка с красивым дизайном, где будут проходить тематические ужины, дегустации вин. Мы заключили договоры с турагентствами, они будут привозить туристов. Ведь чем привлекательны летом горы, а тем более такой благоустроенный город, как «Горки Город»? Там летом не жарко и можно наслаждаться красивыми видами. Там комфортно.

То есть этим сезоном вы не удовлетворены?
Не совсем. Все мы перфекционисты в какой-то степени. Мы открывались очень быстро, а в следующем году все будет по-другому и намного лучше.

Как диверсифицирован ваш бизнес сегодня?
Мы глубоко диверсифицированная группа компаний, но все делаем вокруг еды. Мы вышли в корпоративное, санаторно-курортное и детское питание и ресторанный бизнес. И еще мы диверсифицированы в том, что представляем продукт во всех трех сегментах: высокий, средний и низкий. Кроме того, у нас есть интернет-магазин «Канапе онлайн», где мы торгуем тем, что люди могли бы купить для небольшой презентации или домой, что значительно дешевле.

Могли бы вы назвать каких-то своих клиентов?
По корпоративному питанию мы обслуживаем «АШАН», «MЕТРО Кэш энд Керри». Мы обслуживаем очень крупный пансионат «Сибур» в Анапе, где у нас шведский стол. Мы обслуживаем завтраки в отеле «Горки-Арт».

Здесь вы также проверяете работу, как представлена, например, линия шведского стола в «Сибуре»?
Конечно. Это наш стратегический клиент. И я там бываю каждую неделю, а иногда и два раза в неделю.

Когда я была на обеде в ресторане «Gorky+960», вы сказали при встрече, что планируете ресторанные проекты в морской зоне здесь же, в районе Сочи?
Мы сейчас смотрим объекты. И мы сможем сделать все так же быстро и с учетом уже имеющегося опыта.

Я так понимаю, ваша работа сейчас строится вокруг нашего курорта Сочи?
Естественно, мы зашли в Сочи, чтобы наращивать в том числе и наше кейтеринговое направление. Думаю, в ближайшее время мы займем очень хорошую нишу кейтеринга в Сочи, потому что Сочи с точки зрения проведения мероприятий сейчас более востребован, чем Краснодар.

Ирина, благодарю за содержательную беседу и желаю вам только удачи!