Сергей Дубинин рассказал о семейной винодельне «ДдД — Дубинин для друзей»

Бизнес

«Гаражист» как стиль жизни

Автор:  | 


Без малого 4 года назад под Анапой торжественно открыли проект «Винная деревня», цель которого — создать виноградник для виноделов–гаражистов. О том, как развивается проект и каких успехов удалось достичь, в интервью с участником проекта, главой семейной винодельни «ДдД — Дубинин для друзей» Сергеем Дубининым.

Сергей, расшифруйте понятие «семейная винодельня». Кто еще участвует в этом деле?
«Семейная» — это показатель бизнеса, который приносит семье удовольствие, который сплачивает нас. Начинали это дело мы с женой, а позже присоединились старший сын и зять, обоим по 28лет. Дочь тоже в деле, занимается продвижением. Но сейчас у нее, как молодой мамы, иные приоритеты.

Как и почему начали заниматься виноделием?
Я — военный связист, служил на Севере. Когда оказался на пенсии, перебрался на Кубань. Это было в 1999 году. Потом постепенно заинтересовался виноградом и виноделием, занялся самообразованием. Официально винодельня «ДдД — Дубинин для друзей» появилась в 2010 году. Первое вино, которое было сделано, — красное сухое, объемом 200 литров… Сейчас я считаю себя одним из основателей кооператива под Анапой «Винная деревня».

Так вы обитаете под Анапой?
Нет, наша винодельня находится в Динском районе. А участники «Винной деревни» есть из Нижнего Тагила, Иркутска, из Москвы, Санкт–Петербурга. А виноградники у всех этих участников — под Анапой. Там выращивается виноград, а потом участники «Винной деревни» перевозят его в свои винодельни. Например, с помощью рефрижератора за 20 часов — в Москву. У каждого члена кооператива — свой виноградник и своя винодельня. А общее — только техника для полевой обработки.

У меня в «Деревне» 4 гектара. Рефрижератор не требуется: мы планируем перевозку винограда под вечернюю уборку, расстояние небольшое, и в ходе ночного рейса виноград не портится. К тому же в период, предшествующий уборке, мы обрабатываем виноград сернистым ангидридом, который препятствует развитию патогенной флоры на ягодах. Технология такова, что с одного куста мы получаем три–пять бутылок вина.
А вообще, с винным кооперативом я впервые познакомился в 2002 году, в Австрии, под Веной, и называется он так же — «Винная деревня». Саму идею взяли за основу, но немного усовершенствовали, адаптировали для России.

Чуть подробнее, пожалуйста, о вашем винограднике. Что за сорта? Какого возраста?
Сорта — «каберне» и «мерло». Винограднику всего четыре года, и в прошлом году мы сделали первый технический сбор: с 10 тыс. кустов собрали порядка двух с половиной тонн. Этот виноградник пока еще ребенок: нормально плодоносить виноград начинает в возрасте 7–8 лет.

Тут у вас, наверное, возникает вопрос: а где, собственно, берет виноград Сергей Дубинин?! Официально покупает у сторонних производителей, виноградники которых включены в реестр. Такие виноградники отвечают, скажем так, государственным требованиям. С другой стороны — реестровые виноградники получают поддержку в виде субсидирования из бюджета: на закладку, на установку шпалеры и так далее. У нашей винодельни есть несколько проверенных, надежных поставщиков винограда.

Тогда расскажите о собственно винодельне. Что за оборудование, что за технология? Как винодельня вообще выглядит?
Начиналось наше дело в настоящем гараже площадью 26 «квадратов». Он был перегорожен на две части: теплую и холодную. Так что «гаражистом» я зовусь по праву.
Три года строили нынешнюю винодельню. Это отдельное двухэтажное здание рядом с домом. Все оборудование импортное, потому что, к сожалению, сегодня в нашей стране не производят оборудование для виноделия — ни для больших предприятий, ни для малых форм.

Признаться, мы пытались разместить на наших заводах заказы на «емкость с плавающей крышкой» (это, образно говоря, один из столпов виноделия). Хороший заказ: тысячу емкостей по 200 литров каждая. Но оказалось, что для наших заводов — это не вал, не заказ. А вот итальянцы нас любят! Недавно сбрасывались с ребятами, и привезли две фуры нормального итальянского оборудования. Наш скромный заказ их абсолютно не смутил, они готовы и рады сотрудничать с первым винодельческим кооперативом Кубани.

Не только оборудование, но и технология брожения, и сами дрожжи — все импортное. Чтобы было понятно, на Кубани издавна делали домашнее вино, но используя дикие дрожжи, резиновые трубочки, 10–литровые баллоны. Что конкретно делают дикие дрожжи с виноградом, не знает никто! Мы же применяем ЧКД: чистые культуры дрожжей, выведенные из одной клетки и специально подобранные для производства определенных марок вин. И опять же, отечественных ЧКД нет, все приходится закупать за границей.

Сергей, насколько я знаю, вы занимаетесь не только вином, но и крепким алкоголем…
Да, у меня «в обойме» целый спектр дистиллятов: кальвадос дубовый и обычный, чача обычная и лимонная, граппа, сливовица, персик, палинка, шелковица, кизил, киршвассер… Надо понимать, что люди перегоняли в алкоголь то, что росло рядом с ними. Если агава растет в Мексике, то именно там и появилась текила; а сахарный тростник Ямайки дал жизнь знаменитому рому. В северной Франции придумали технологию переработки яблочного сидра в кальвадос. А в России традиционно делали пшеничные перегоны, которые назывались «полугары».

К сожалению, сегодня в нашей стране крепкий алкоголь производят почти исключительно методом ректификации, при котором гарантирована химическая чистота, но теряются органолептические нотки исходного сырья, будь то солод, яблоко или виноград.

Но дистилляты — это для души, а основное дело — вино. Сейчас, кстати, стали учиться, тренироваться с игристыми винами. И если 99% всего игристого вина сегодня производится акратофорным методом, то мне интересен традиционный, так называемый «шампанский» метод — с брожением в бутылке.

А пробка, бутылка, этикетка — это все тоже импортное или наше?
Пробка — из Португалии, и наш логотип «ДдД» наносится там, производителем. Ну, а «стекло» заказываем в Крымске, там огромный завод, в ассортименте — более 50 вариантов тары.

Сергей, почему «Дубинин для друзей», а не, к примеру, «для семьи»? Вы – филантроп?
Нет, я — бывший военный, и служил много лет. Со всей страны мои друзья, однополчане, однокашники, приятели и знакомые едут отдыхать на Черное море. В большинстве случаев — через Краснодар, с заездом ко мне. Угощал своим вином. В какой–то момент пришло понимание, что производство вина может быть хорошим бизнесом.

Да, я продаю свою продукцию. Но фраза «Дубинин для друзей» как бы подчеркивает, что вино это отличное, которое ставят на стол для «своих», самых близких и дорогих!