Экстремальное вождение обеспечит безопасность на дорогах

Общество и среда

Экстремальное вождение – вызов или защита?

Автор:  | 


ОСАГО год от года все дороже, движение на дорогах все сложнее, а жаждущих адреналина за рулем все больше. И, даже имея за плечами четверть века водительского стажа, поневоле задумаешься об учебе в какой–нибудь школе контраварийного вождения (иногда и неверно это вождение называют экстремальным).

Давний знакомый, Сергей Акимов, мастер спорта по ралли, чемпион Юга России, неоднократный призер этапов Кубка и Чемпионата России по ралли, подтвердил нужность подобного рода навыков: «Курсы контраварийной подготовки — это не способ «развести» клиента на деньги, а дело очень нужное. На дорогах общего пользования экстремальные ситуации возникают слишком часто. И, чтобы быть во всеоружии, чтобы выйти из этих ситуаций с минимальными потерями для жизни, здоровья и кошелька, многим водителям стоило бы пройти такие курсы. Контраварийная подготовка — это опережение действий, которые могут совершиться с высокой степенью вероятности. Машина едет не туда — надо предотвратить возможную аварию. И надо понимать, что контраварийная подготовка — это не конспекты, а специфические умения, навыки, которые приобретаются тренировками. Люди, которые занимаются техническими видами спорта, в большинстве своем обладают опытом контраварийной подготовки».
Что ж, попробуем найти таких «узких» специалистов.

На сайте автошколы «Шанс и С» «висит» курс экстремального (контраварийного) вождения. Но после звонка в их колл–центр стало ясно, что информация эта не более чем маркетинговый ход: такую услугу школа давно уже не предоставляет.

Впрочем, благодаря Всемирной паутине удалось выйти на Ивана Рылова, директора группы компаний «Позитив–Групп», куда входят мотошкола «Позитив–Моторс» и школа водительского мастерства «Позитив–Карс». «Сразу скажу, что в качестве тренеров по контраварийной подготовке в нашей школе выступают люди, имеющие многолетний опыт в автоспорте, что подтверждается соответствующими регалиями и званиями. Этим делом в Краснодаре мы занимаемся более десяти лет. Есть и техника, и площадки для занятий. Надо понимать, что если человек учится делать «полицейский разворот» или «лосиный тест», то он должен тренироваться не на открытой парковке «Ашана», — говорит Иван Рылов.

Эта услуга востребована? У вас очереди из потенциальных клиентов?
Услуга востребована, но очередей нет. В России не любят учиться тому, что люди, по их мнению, уже умеют делать. В общественном сознании автошкола — это необходимый этап для получения водительского удостоверения, а не навыков вождения и уж тем более — водительского мастерства.

То есть ваша деятельность компенсирует пробелы в государственных стандартах подготовки водителей?
Нет, конечно. Автошколы занимаются своим делом. Они дают будущим водителям знания ПДД и какие–то азы практического вождения: как правильно держать руль, правила рулежки, парковка в гараже, как начать движение машины на склоне… Мы же занимаемся тем, что может реально спасти жизнь. Вы знаете, что ежегодно у нас в стране в ДТП гибнет примерно 30 тыс. человек, это больше, чем наши потери в Афганистане за весь период «интернациональной» помощи. И в этом контексте клиентов у нашей школы (и у подобных школ) ничтожно мало!

На каком автомобиле проходят занятия и где?
В подавляющем большинстве случаев учеба идет на автомобиле клиента. Зачем учить человека на Ford Focus 2, если он уже привык к своему огромному внедорожнику?! Все дополнительные расходы — топливо, износ резины и тормозных колодок и так далее, тоже ложатся на клиента. Наша рекомендация: перед началом обучения провести диагностику на СТО или у автодилера, чтобы не получилось так, что на второй или третий день занятий тормозов «не стало». Или колесо взорвалось, потому что у него были две боковые «шишки»…

Для тренировок мы используем закрытого типа аэродромы, расположенные в окрестностях Краснодара. Там — плохое качество асфальта, потому что этому асфальту несколько десятков лет. Поэтому, если клиент эффективно занимается, то комплект резины на наших занятиях он «откатывает».

Насколько продолжительна программа подготовки?
Минимальная программа рассчитана на 12 часов практики. Есть еще программы на 24 и 36 часов. Какую именно программу предложить клиенту, мы определяем после тестирования водительского умения клиента в условиях города, трассы и бездорожья.  И, пройдя курс обучения, надо хотя бы раз в год потратить несколько часов, чтобы восстановить навыки…

Надо ли оформлять полис каско, прежде чем начинать учебу у вас? Проще говоря, есть ли вероятность, что машина станет на крышу?
Нет, за 13 лет существования школы «Позитив–карс» подобного не было. Скорости не максимальные, а в диапазоне 40–110 км/ч. То же самое и с оборотами двигателя, «палить» сцепление не обязательно.

Нарисуйте типичный портрет клиента?
Начнем с того, что начальной подготовкой мы не занимаемся и откровенно слабых водителей на учебу не берем. Если это выясняется по ходу обучения, то расторгаем контракт и возвращаем деньги. Было несколько подобных случаев. В основном мужчины в возрасте от 30 лет. Со средним или выше среднего достатком: бизнесмены или персональные водители этих бизнесменов. Возраст учеников–женщин начинается с 25 лет, в большинстве случаев их учебу оплачивает мужчина. Хотя встречаются (и чем дальше, тем больше) самодостаточные женщины.

Есть ли корпоративные клиенты — водители инкассаторских машин, карет «скорой помощи» или таксисты, работающие через интернет–агрегаторы — Ureb, Gett?
Корпоративные клиенты — от серьезных, больших бизнес–структур. А тех, кого вы перечислили, таких клиентов у нас нет. Хотя им-то в первую очередь надо учиться контр-
аварийной езде. Школа контраварийной подготовки, о которой шла речь выше, не единственная в нашем городе, есть даже академия того же профиля. Что выяснилось в разговоре с Федором Хлопиным, ведущим специалистом Академии водительского мастерства при Краснодарской краевой федерации автоспорта: «Академия действует с 2008 года. Количество учащихся год от года разное, но счет наших клиентов идет не на десятки, а на сотни человек. Стараемся формировать небольшие, по 4–5 человек, группы. Хотя, если есть такое желание и возможности со стороны клиента, можем проводить и индивидуальную подготовку. Занятия проодят на закрытой площадке и под контролем наставника.

Народ готов платить за обучение, тратиться на износ машины… Что он хочет получить взамен?
Контраварийная подготовка водителя не подразумевает насилие над машиной. Знаю, что многие хотели бы научиться контраварийное езде, но боятся сломать дорогой автомобиль. Но мы не ломаем чужие машины на занятиях! Напротив, стараемся раскрыть потенциал автомобиля, сделать его более понятным водителю, более предсказуемым в непредсказуемых ситуациях. Открываем клиенту его собственные водительские возможности и возможности его машины. Ведь не секрет, что в России очень слабая начальная подготовка водителей. В автошколах все учатся, чтобы получить права, а не научиться ездить. Опыт перенимается от старших товарищей по гаражу, от соседей и родителей.

А что, в других странах иначе?
Как правило, иначе. Например, в Финляндии или Испании у обучаемого вождению нет регламентированного количества учебных часов. Требования подразумевают владение базовыми навыками вождения. Например, управляемый занос. Два месяца ты учился его выполнять или два года — не важно. Но ты не получишь водительских прав, пока не научился управлять машиной на скользкой дороге. Не выполнил — учись дальше. Я хочу сказать, что есть много стран, где водителям сразу, на этапе первоначального обучения, дают основы контраварийной подготовки.

Контраварийное вождение – это рассудок или рефлекс?
И то, и другое, но перед тем как формировать рефлексы, надо осознать их необходимость. По науке рефлекс появляется после 300–400 повторов, и, естественно, за период обучения рефлекс не появится. Но, по крайней мере, человек понимает, как поступать, в каком направлении тренироваться самостоятельно.

Я правильно понимаю, что существует какая–то международная программа контраварийной езды, которую берут за основу и адаптируют к российским условиям?
Все с точностью до наоборот. В далеких 60–х годах прошлого века доктор педагогических наук и кандидат в доктора технических наук, профессор Эрнест Сергеевич Цыганков по заданию партии и советского правительства создал программу практической подготовки водителей первых лиц СССР и профессиональных спортсменов.  Позже эта программа стала основой для его же программы контраварийной подготовки, в которой описывалось все, вплоть до диеты для водителя. Ее используют во всем мире, адаптируя к местным условиям: для одних стран это более легкие машины, для других — более тяжелые, для разных видов покрытия и так далее. То есть не «мы» у «них» взяли, а «они» у «нас».

Другое дело, что эта программа меняется. Оно и понятно: сейчас совсем другие автомобили, чем в 60–е, с другими возможностями.  И водители другие: народ в большинстве своем живет уже более динамично, привык к другим скоростям в мышлении и поступках. И это, кстати, объясняет, почему в качестве учителей мы используем спортсменов–раллистов. Ралли — мерило качества водителей. Наши тренеры и инструкторы — на вершине водительского мастерства. Понятно, что хоть пять раз перечитай эту статью, лучше «лосиный тест» или «змейку» ты не выполнишь. Надо идти и тренироваться

8,223 просмотров всего, 2 просмотров сегодня