Андрей Аболенкин о модных переменах - Краснодар Magazine

Мода

Андрей Аболенкин о модных переменах

Автор:  | 


Андрей Аболенкин, один из ведущих специалистов России в области моды, аналитик, лектор и телеведущий, рассказал «Краснодар Magazine» о глобальных переменах в модной индустрии и том, почему он никогда не возьмет в руки вещь с изображением черепа.

В одном из последних материалов вы писали, что не будете удивлены, если через 30–40 лет моду вообще отменят. Не могли бы вы более подробно объяснить, что позволяет вам сделать столь неутешительный прогноз?
Похоже, что мода в ее теперешнем виде — постоянная смена трендов — может со временем стать анахронизмом. Мы прожили с этим понятием всю жизнь и с трудом представляем себе существование без нее. Между тем, из-за доступности мода уже давно не помогает определить, кто вы есть на самом деле. Да и массовое распространение она приобрела не так давно: до Второй мировой войны огромные массы людей в игре в моду попросту не участвовали.
Меняются незыблемые еще недавно вещи — скажем, многие предсказывают, что вскоре путешествия станут по большей части виртуальными. Люди стараются избавиться от рутины, передавая все больше функций на сторону: запоминание телефонных номеров и дат, ведение записей, даже хранение музыки и фото. Чем доступнее явление, тем меньше поводов его изучать всерьез, пропадает мотивация. Поэтому для большинства людей сейчас фотография — это не химическая игра света и тени, а иконка в телефоне, а разговоры через океан не кажутся чудом передачи голоса через космос.

Такой же обыденностью стала и мода, доступная теперь в любом универмаге. Интересна сейчас не столько она сама, сколько культы знаменитостей. Именно поэтому общение с ней постепенно передается на сторону: стали популярны «списки трендов сезона», позволяющие не раздумывать, советы стилистов стали доступны обезличенно, из книг и журналов. Люди получают все меньше удовольствия от потребления вещей, это место теперь занимают виды досуга, уникальный опыт. Или идеи. А потому для «быстрой» моды остается все меньше простора, она может выродиться в наборы униформы, приспособленные к случаю и доходам.

эксперт1

Андрей Аболенкин

Как бы вы охарактеризовали в общих чертах сегодняшнюю моду?
Происходят довольно серьезные перемены, которые я про себя называю «тихая революция кошелок». Последние полгода на подиуме все более сдержанные образы, а одну самых заметных коллекций будущей осени, Valentino, я назвал бы «великолепная скромность». Оказалось, что актуальная вещь может быть не только сексуальной, вызывающей или забавной, но и просто хорошего вкуса, как у Hermes. Самые востребованные сумки вдруг утратили мгновенную узнаваемость: у LouisVuitton последний показ был вообще лишен всякой фирменной символики. Это новая официальная политика LVMH: по словам Бернара Арно, компании холдинга отказываются от бесконечного расширения и назойливости. Такой сигнал получен от достигших зрелости азиатских рынков, которые потребляют до половины товаров роскоши. В них снова стали видеть долговременную инвестицию.

А что помогает вам составлять прогнозы на ближайший сезон?
Для точности моей работы просто необходимо анализировать самые разные источники, от меню успешных ресторанов до списка номинантов на «Оскар». Это позволяет делать выводы о том, как могут развиваться тенденции потребительского поведения, понимать, за что именно люди в будущем захотят платить деньги. Но и изучения привычных источников никто не отменял: сравнение новых коллекций и их подачи, статистика продаж, данные развития новых рынков, лица рекламных кампаний — все идет в дело.

Можно ли считать наделавшее много шума назначение Рафа Симонса креативным директором Dior лишним доказательством того, что моду ждут довольно серьезные изменения?
Это назначение дало несколько важных сигналов. Прежде всего упомянутый вами: Симонс в нынешней работе на Дом рекламирует не свою авторскую манеру, а «ДНК марки» и исторические архивы. Можно сказать, что мы вступили в постгальяновскую эру, когда слишком яркие звезды связаны для большого бизнеса со слишком значительными рисками, а театральность подачи скорее отвлекает внимание, чем помогает продажам. Есть примеры обратного. Скажем, Эдди Слиман сделал осеннюю коллекцию Saint Laurent вообще без оглядки на стиль основателя Дома. Однако стали бы продаваться эти гранжевые платья без исторического лейбла — большой вопрос. Второй сигнал — это возвращение интереса к вещам, а не к трендам. Об этом я уже упоминал. Это уже не просто драпировка базового платья-майки и покрытие его принтами или создание простейшей юбки в пол (желательно прозрачной), что считалось модой совсем недавно. Я вижу тут несомненное влияние этого ключевого назначения.

эксперт

Андрей Аболенкин

У дизайнеров стало меньше возможностей для концепций, но больше возможностей предлагать то,«что они сами стали бы носить».

Что лично для вас стоит на первом месте при выборе одежды?
Я руководствуюсь несколькими простыми правилами. Без объяснений они могут показаться странными, но для вас я объясню. Во-первых, я никогда не приобрету вещь, которая хотя бы потенциально может оказаться в рекламной съемке. Это помогает избегать случайных вещей. Некоторые были заложены мною на хранение еще в прошлом веке, я их достаю и после небольшой подгонки с удовольствием использую. Я никогда не плачу деньги за то, что не жалко выбросить или слишком заметно для вторичного использования. Во-вторых, я всегда сочетаю носки не с обувью, а с брюками. Или с самым заметным акцентом верха. Казалось бы, глупость, но это помогает всегда помнить об уместности и комплектации: у меня не бывает «одиноких» вещей, которые ни с чем не сочетаются. И в-третьих, я никогда в руки не возьму ничего с изображением черепов. Это не просто моя личная идиосинкразия, но и постоянное напоминание о том, что мода, в сущности, вещь довольно глупая и так же глупо отзываться на любой ее зов.

Беседовала: Ирина Шульженко. Фото: Вадим Гортинский. 
Журнал «Краснодар Magazine». Июнь, 2013.

642 просмотров всего, 4 просмотров сегодня