Нина Карпенко: «Дело нужно выполнять хорошо, а лучше отлично»

Бизнес-леди

Нина Карпенко: «Дело нужно выполнять хорошо, а лучше отлично»

Автор:  | 


Нина Карпенко, сельская учительница, сначала возглавила мельницу, а потом — крупное крестьянско-фермерское хозяйство. О том, как ей это удалось, она рассказала в интервью КМ.

— Начинать свое дело с нуля — это всегда сложно, а тем более в сельскохозяйственной отрасли. Почему вы решились на столь рискованный шаг?

— Мой муж родился и вырос в станице Привольной, но после окончания учебы его распределили в Свердловск на завод «Уралмаш». Через год его избрали вторым секретарем Орджоникидзевского райкома комсомола. Все было хорошо. Вскоре в Свердловске у нас родилась старшая дочь, через два года — сын. Но, к сожалению, местный климат дочери не подошел. И спустя 4,5 года работы на Урале мы решили вернуться в родную станицу Привольную Каневского района.

Меня пригласили на работу в школу учителем трудового обучения, а муж семь лет работал председателем сельского Совета. А потом стал директором мельницы. Но в 1994 году в нашей семье произошло большое горе — муж погиб в автомобильной катастрофе. Я одна. Девяностые годы, двое маленьких детей, которых нужно как-то кормить. Я думала только о выживании. Но бытует мнение, что женщина — это вишня, а мужчина — орех; у нее очень нежная и ранимая оболочка, но твердая косточка — она более приспособлена подстраиваться под обстоятельства, а мужчина снаружи твердый, каменный, внутри нежный, мягкий.

Набравшись храбрости, я пошла к президенту акционерного общества и попросила взять меня на работу на место супруга. Так из школьной учительницы я стала директором мельницы. Пришлось любимую творческую работу с детьми сменить на руководящую должность. В коллективе — 22 человека, в основном мужчины. И я проработала десять лет, но в 2004 году акционерное общество было разделено администрацией хозяйства на девять частных предприятий, между которыми была поделена земля и все имущество акционерного общества: сельхозтехника, административные здания, складские и производственные помещения. В это время для сельхозпредприятий выгоднее стало продавать зерно, а не перерабатывать его на муку. Да и мельница требовала реконструкции, и ее решили продать, а меня уволили.

Снова судьба нанесла свой удар. Дочь и сын только закончили обучение в институте, а я лишилась единственного источника дохода. Подумав, на семейном совете с дочерью Светланой, сыном Владимиром и зятем Петром решили, что можно создать собственное фермерское хозяйство. Мы тогда еще даже не представляли, с какими трудностями придется столкнуться. Да и, кроме лопаты и грабель, у нас ничего не было. Но решение было принято.

Я поехала в налоговую, зарегистрировала себя в качестве индивидуального предпринимателя, а односельчанам рассказала, что планирую взять землю в аренду для создания КФХ. Благодаря тому, что я десять лет проработала в школе, а потом еще десять — директором мельницы, люди меня хорошо знали и доверяли мне. За три месяца нам сдали свидетельства о праве собственности на земельные доли площадью 560 га. Сейчас мы обрабатываем 1850 га.

— Вы сказали, что столкнулись с трудностями. Что произошло?

— Мы думали, что раз так быстро удалось организовать КФХ, то дальше проблем не возникнет и мы сразу начнем работать, но, к сожалению, пять лет ушло только на судебные разбирательства по выделу земли. А в деле по межеванию удалось полностью поставить точку только в прошлом году. Мы очень много всего пережили за эти годы: поджог хозпостройки, порезы шин на сельхозтехнике перед уборкой, вооруженный и силовой захват земель. Пять лет приходилось занимать деньги, чтобы удержать КФХ на плаву, — кредиты нам тогда не давали. Чтобы начать работать на земле, нужна была сельхозтехника, и нам пришлось перевезти из Новочеркасска маму и тетю, а их квартиры продать. Деньги потратили на приобретение минимального набора техники для обработки почвы. А для организации машинного двора купили небольшой домик с приусадебным участком на окраине хутора Труд.

— В этом году сложная эпидемиологическая обстановка повлияла на все сферы бизнеса. Как ваше хозяйство пережило этот период?

— В этом году, несмотря на пандемию, мы работали в обычном режиме. Продукция у нас не скоропортящаяся, поэтому проблем с хранением и сбытом не возникло. Больше проблем у нас возникает из-за соседнего хозяйства. Его владельцы последние три года «расстреливают» тучи, а это приводит к засухе и гибели нашего урожая. Особенно тяжелым был текущий год. Если свеклы мы обычно собираем 600–650 ц/га, то в этот раз урожай был на уровне 245 ц/га, урожайность пшеницы составила 35 ц/га, что почти в два раза меньше, чем раньше, подсолнечник дал 12 ц/га, хотя мы привыкли, что убираем по 35 ц/га. Но мы держимся и верим, что в следующем году все наладится.

— Как вы реализуете урожай?

— Мы реализуем продукцию с места по предоплате. Наша пшеница очень хорошего качества: белок — от 15 до 17 %.

— Сейчас государство предлагает фермерам различные меры поддержки. А на ваш взгляд, какая инициатива необходима со стороны власти, чтобы ваше КФХ продолжило развиваться?

— В нашем КФХ всегда был хороший урожай, но вот только хранить его было негде. Строить склады на землях сельскохозяйственного назначения запрещено. Чтобы разрешить эту проблему, мы в 2011 году приняли решение приобрести территорию старой мельницы, на которой я работала в акционерном обществе. На ней уже были склады, которые мы хотели использовать для нужд фермерского хозяйства. Однако эти постройки были не только старыми, но и низкими для наших грузовых машин, поэтому в 2015 году решили провести их реконструкцию. Пошли в БТИ, потом в архитектуру, чтобы подготовили проект, но оказалось, что в девяностые годы межевание было проведено неверно. Пришлось отмежевывать все заново. Потом документы за документами. И, к сожалению, в этом году нам отказали в реконструкции складов. Что делать дальше, я пока не знаю. Получается, что реконструировать склады легче, чем оформить эту реконструкцию.

— Скажите честно, сложно быть женщиной — руководителем КФХ?

— Руководителем вообще быть непросто, неважно, кто ты — мужчина или женщина. Еще сложнее быть хорошим руководителем.

— А как вы мотивируете своих сотрудников?

— Мы с семьей много работаем, наш пример мотивирует и специалистов фермерского хозяйства. Начатые дела стараемся доводить до конца. Когда я в школе учила девочек шить, вязать и вышивать, то над доской повесила наставление для своих учениц: «Дело нужно выполнять хорошо, а лучше отлично. Если вы сделали что-то быстро, но плохо, то люди забудут, что вы сделали это быстро, а запомнят, что плохо». Эти слова принадлежат генеральному конструктору С. П. Королеву. Это и мой личный девиз — и в жизни, и в работе.

— За годы руководства КФХ вы столкнулись с таким большим количеством трудностей. Никогда не возникало желание все бросить и заняться чем-то другим?

— Нет, я всегда верила, что мы справимся. Сейчас наше КФХ — это семейный бизнес, а семья — это большая сила, способная преодолеть все.

— Нина Владимировна, какая ваша заветная мечта?

— Наша страна имеет огромную территорию, которую собирали более 600 лет многие поколения россиян, и ее нужно заселять, создавая малые города и станицы. Чтобы молодежь оставалась жить в селе, государство должно создавать комфортные условия жизни. Коренные жители России, которые желают стать фермерами, должны получить возможность самостоятельно работать на земле. И тогда будет выполнена одна из главных задач — повышение благосостояния народа.

14,396 просмотров всего, 3 просмотров сегодня