Краснодарские юристы судятся с губернатором края

Бизнес

Краснодарские юристы судятся с губернатором края

Автор:  | 


Краснодарские юристы высказали свое несогласие с действиями региональной власти в период пандемии. Они выдвинули исковые требования к губернатору краснодарского края, в которых просят признать введенные карантинные ограничения незаконными (в частности, противоречащими верховному документу страны – Конституции и нарушающими их права и свободы). В Краснодарском крае это первый прецедент подобного рода. Каков будет исход дела, никто не может предсказать, так как даже на этапе предварительных слушаний дело затягивается по различным причинам. О том, с какой целью городские адвокаты и юристы затеяли тяжбу, какие требования выдвигают и на какой итог рассчитывают «ДГ. Юг» на кануне очередного предварительного заседания, которое состоится 4 июня в здании Краснодарского краевого суда , и куда может прийти любой желающий, рассказала одна из пяти истцов, юрист, руководитель компании «Бизнес и Право» Екатерина Шатц.

Кстати: на днях премьер Михаил Мишустин поручил компетентным ведомствам оценить введенные мером Москвы Сергеем Собяниным ограничительные меры на предмет их правомерности и соответствия положениям Конституции РФ. Руководитель Правительства РФ особо подчеркнул, что необходимо оценить, не нарушают ли введенные меры права граждан, закрепленные в Конституции.

Екатерина, как случилось, что был подан иск к губернатору края Вениамину Кондратьеву?

— Началось все с того момента, когда нас в конце марта постановлением губернатора Краснодарского края № 185 (от 31.03.2020 г.) посадили на карантин, который очень сильно напоминал домашний арест. В один день нам запретили выходить из дома, запретили осуществлять свою трудовую деятельность, запретили выезжать за пределы города и края. Это прямое нарушение моих прав и свобод, закрепленных в Конституции. Конституцией определены обязанности госорганов – соблюдать права человека и гражданина, кроме того, закреплено положение о том, что Права и свободы человека являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, а также деятельность власти. В Конституции есть еще одна важная формулировка: все, издаваемые постановления и законы на уровне субъектов , должны соответствовать федеральным законам и Конституции.

Но, в Конституции среди обязанностей органов власти в числе прочего есть обязанность обеспечивать безопасность граждан. Данная ситуация и меры, как раз были направлены на ликвидацию угрозы жизни и здоровью населения…

— Звучит, конечно, хорошо. Согласна. Нам и объясняли все принятые ограничения именно чрезмерной заботой о нашем здоровье. Но давайте посмотрим, что на этот счет говорят законы, все-таки мы живем в правовом государстве. По сути (по объему ограничений) нам ввели ЧП – в отсутствие оснований. На этот случай у нас есть Конституция РФ, Федеральный конституционный закон №3-ФКЗ от 30.05.2001 г. «О чрезвычайном положении», а также Федеральный Закон №68-ФЗ от 12.12.1994 г. «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера». . Если есть эти документы, давайте соблюдать их нормы. В Конституции написано, что ЧП (чрезвычайное положение) вводится исключительно Президентом РФ в предусмотренных законом случаях, порядок введения регламентируется вышеуказанным законом. В таком случае (при ЧП) на граждан возлагаются обязанности исполнять то, что написано, при этом в необходимой мере их права могут быть ограничены. Но есть права, в которых даже в такой ситуации нас не могут ограничивать. В частности, не имеют права даже в режиме ЧП запретить нам заниматься предпринимательской деятельностью, не могут без решения суда посадить под домашний арест, где мы, по сути, пробыли последние два месяца. Есть закон, который говорит о том, что при появлении угрозы возникновения эпидемии вводится режим ЧП. При введении такого режима (ЧП – прим. ред.) государство обязуется компенсировать гражданам расходы на их содержание в минимально необходимом объеме. Что это значит? То, что с 31 марта 18.00 часов (если бы был введен режим ЧП, а не карантин – прим. ред.) по (пока что) 6 июня нас бы содержало государство, также в случае введения ЧП аннулируются договорные обязательства (форс-мажор), в том числе и кредитные. . Но вирусное заболевание признали пандемией (что в переводе означает «весь народ»), а ЧП почему-то не ввели…

Теперь давайте разберемся, что такое карантин. Роспотребназдор имеет право вводить ограничительные мероприятия – карантин – при наличии предусмотренных законом случаев. Вслед за рекомендациями ВОЗ 17 марта 2020 года главным санитарным врачом РФ было выдано предписание №7 , где указан определенный перечень карантинных мероприятий для двух категорий лиц: лица, которые болеют COVID-19 либо имеют контакт с зараженными и лица, которые приезжают из стран с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой, о здоровых людях там речь не идет. В 185 постановлении нашего губернатора указан еще один документ, на который он сослался, когда данное постановление подписывал – это постановление главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю, оно тоже за номером 7, но от 31 марта текущего года. Вот это седьмое постановление мы не могли добиться очень долго. Мы его увидели только в суде. В нем предусмотрены ограничительные меры, по сути соответствующие тем, что указаны в оспариваемом постановлении губернатора..

Итого вопросы к формулировкам, используемым в постановлении «запрет лицам, проживающим (находящимся) на территории Краснодарского края покидать места проживания …, запрет транзитного проезда …, запрет перемещаться по территориям муниципальных образований». Была бы формулировка «рекомендовано» в постановлении, предмета спора бы не было.

Но и штрафов бы тогда не было?

— Конечно. В КОАП РФ статью 6.3 дополнили новым пунктом, который предусматривает усиление ответственности за нарушение санитарных норм, устанавливающих обязательные правила в случае повышенной готовности при неблагополучной санитарно-эпидемиологической ситуации. И была введена еще одна совершенно новая статья 20.4 прим.1 (в КОАП), которая предполагает ответственность за нарушение правил и норм поведения при ЧС или угрозе ее возникновения. Очень долго даже суды, не говорю о тех, кто составлял протоколы и о тех, кто подвергался наложению штрафа, применяли новый пункт статьи 6.3 КОАП, где размер штрафа от 15 до 40 тыс. рублей. Но ст. 6.3 применяется только в том случае, если нарушаются специально установленные нормы. Например, огорожен стадион, посещение запрещено, а мы с футбольной командой и парой тысяч болельщиков туда пришли либо кафе работает и собирает массово людей. А вот если я, не имея собаки, вышла прогуляться по алле вдоль дома, тогда это статья 20.4 прим. 1, где за первое нарушение выдается предупреждение, а только затем штраф в размере от 1 тысячи до 30 тысяч рублей. Но и это не очень-то радует. Конечно, мы все оказались в такой ситуации впервые: и граждане, и власть, и мы, как юристы. На практике есть правило, пока нормативный документ не признан незаконным, не оспорен в должном порядке, он считается действующим, и мы не имеем права ему не подчиняться. Именно, для того, чтобы понять, насколько оспариваемое постановление соответствует закону и получить правовую квалификацию ограничений, им установленных, мы обратились в суд, который, согласно Конституции РФ, является независимой ветвью власти.

Что вы от ответчиков просите?

Мы просим суд признать незаконными действия губернатора, выразившиеся в принятии постановления №185, а также признать это постановление незаконным в части – не целиком, так как там есть пункты, касающиеся деятельности государственных органов – запрета выходить из дома, запрета на передвижение внутри города и между муниципалитетами, и в части ограничений на работу предприятий. Если суд признает эти действия незаконными, то в силу Конституции РФ мы будем иметь право требовать в возмещения убытков, причиненных незаконными действиями госорганов и принятыми ими незаконными документами.

Как идет процесс?

— Неоднозначно. На первое слушание пришло около десяти ь слушателей, но их не пустили в зал заседания. Для меня это было удивительно. В нашей стране все процессы (за исключением некоторых) являются открытыми, то есть прийти может любой желающий. Процесс даже не был начат, суд объяснил это тем, что технически проведение заседания не представляется возможным. Это было 26 мая. 28 мая, на эту дату было перенесено заседание, вместо десяти человек пришло уже порядка пятидесяти. Сначала людей не пускали даже в здание суда. Впервые я видела на входе порядка пяти-семи приставов, которые препятствовали входу людей. В итоге, людей пропустили, рассадили в зале судебного заседания с соблюдением норм социальной дистанции и применением средств индивидуальной защиты, хотя и этот момент потребовал времени, так как пришли люди, несогласные с введенным режимом, в том числе и с масочным. Чтобы процесс не был сорван, в итоге согласились и надели маски.

Интересна позиция губернатора, администрации и прокурора. Губернатор на процесс не является, ни одного документа за его подписью истцам не предоставлено. Напомню, что в деле участвует два ответчика: губернатор краснодарского края и администрация – это разные лица и взаимоисключать друг друга они не могут. Девушка, представляющая интересы администрации, заявила, что также является и представителем губернатора, но доверенность, подтверждающую этот факт, нам не предоставили даже для ознакомления. Вызывает сомнение сам факт существования данного документа и его правомерность: губернатор – это не физическое лицо, а должностное (к тому же выборное), которое наделено должностными полномочиями и несет ответственность за их исполнение. Передача этих полномочий производится в определенном согласно Уставу края порядке – при невозможности исполнения обязанностей самим губернатором они исполняются его заместителями. На ходатайство истцов о предоставлении для обозрения доверенности первоначально суд суд ответил, что полномочия участников процесса проверяет суд. Позже (после повторного ходатайства) суд обязал представителя предоставить эту доверенность для обозрения истцам. Администрация края заявила ходатайство об исключении губернатора из этого дела, ссылаясь на то, что постановления были разработаны и приняты администрацией, что это их компетенции и все вопросы, соответственно, должны предъявляться к ним. Тогда встречный вопрос, почему на документе написано постановление губернатора Краснодарского края, а не администрации Краснодарского края? К тому же законом не предусмотрена возможность вывода лица из числа ответчиков. Суд в ходатайстве отказал, что логично.

Что касается позиции прокурора, то в данном деле его задача – осуществление надзорной функции на предмет соответствия происходящего Конституции РФ и иным законам. Однако в рамках процесса при этом он возражает против всех ходатайств, заявленных истцами, а все, требования и просьбы со стороны ответчика он оставляет для разрешения «на рассмотрение суда». В деле нет документов, которые явились основанием для издания оспариваемого постановления губернатора, добиться предоставления этих документов мы (истцы) пока не можем. Элементарно, речь идет об угрозе распространения инфекции, об угрозе возникновения эпидемии, но какими документами, официальными письмами, исследованиями и так далее это подтверждается – не известно. Суд частично удовлетворил ходатайство об истребовании у ответчиков документов, посмотрим, исполнят ли они это определение суда.

Какие шаги предпримите, если суд вынесет решение не в вашу пользу?

Понятно, что суд, рассматривающий данное дело, находится в непростом положении. О перспективах данного спора, учитывая его специфику, делать прогнозы сложно, единственное, что могу сказать: если решение суда будет неудовлетворительным, я (думаю, так же, как и другие истцы) намерена идти в вышестоящие инстанции, потому что целью подачи иска является восстановление моих прав.

36,918 просмотров всего, 1 просмотров сегодня