У промпредприятий Краснодара нет будущего - Краснодар Magazine

Бизнес

У промпредприятий Краснодара нет будущего

Автор:  | 


Как будет развиваться Кубань, какие процессы требуют немедленного решения, почему объем инвестиций в экономику сокращается, рассказал один из самых известных экономистов Краснодарского края Александр Полиди. Доктор наук, профессор, руководитель комиссии по вопросам экономического развития Общественной палаты региона охотно ответил на вопросы нашего издания.

—Как вы оцениваете состояние экономики Кубани?

— Хочу отметить, что она уникальна. Когда в стране в целом был кризис, наш край его практически не почувствовал, показатели валового внутреннего продукта опустились некритично. Экономика региона достаточно устойчива, что очень хорошо. Кубань — третий регион по численности населения. Сейчас в основ­ном складываются положительные тенденции, но есть и тревожные моменты. Агропромышленный комплекс, курорты и туризм, торговля, строительство и логистика продолжают оставаться основными драйверами, но так не будет вечно — рано или поздно они исчерпают потенциал роста, надо искать новые двигатели экономики. Сейчас мы находимся в процессе структурных изменений, которые дадут экономике импульс на ближайшие 20 лет. Новыми драйверами станут развитие аэропорта Краснодара как логистического хаба, также в ближайшие годы будет развиваться IT-­сфера, современная медицина мирового уровня, направленная на системную заботу о здоровье, а не только на профилактику. В сфере АПК больше внимания станут уделять экологически чистой продукции. Умной промышленности у нас пока нет, она только начала развиваться, но это, несомненно, станет трендом. Будущее — за небольшими предприятиями, оснащенными современным оборудованием.

— Население края продолжает увеличиваться за счет миграционных процессов. Не произойдет ли перенасыщение рынка труда?

— Опасения такие есть, но у нашей экономики есть замечательная черта: она адаптируется к новым процессам. Сейчас надо созда­вать условия для малого и среднего бизнеса, куда и пойдет основной поток людей, которые переезжают на Кубань. Я бы говорил о мерах господдержки и создании конкурентной среды со стороны властей региона.

— Практически все инвесторы жалуются на отсутствие свободной земли у муниципалитетов. Как тут быть?

— Так во всех регионах. Этот вопрос достаточно просто решается рыночными методами: землю просто можно купить. Инвесторы решают эту проблему, но больше их волнует подключение новых предприятий к сетям. Сейчас очень сложно подключиться к энергетическим линиям, системам водоснабжения и водоотведения, газопроводу. Это основные ограничители для инвесторов.

Для размещения предприятий подходит Краснодарская агломерация — там земля дешевле, легче подключиться к инженерным сетям, транспортная доступность выше. Я вообще не вижу будущего у предприятий в центре города, сейчас общий тренд в экономике страны — вывод производства в агломерации.

— Но зачем тогда возрождают тот же завод имени Седина?

— В данном случае это вопрос социальной ответственности. Быстро перенести производство в пригород не получится, надо для начала подготовить площадку, провести коммуникации, построить здания. В городе на такие предприятия накладывается ряд ограничений по экологии, мощности электропитания. Плотность застройки не позволяет большегрузам проезжать на заводы. Решение оставить предприятия в городе промежуточное, это было сделано, чтобы снять социальную напряженность. Заводы выведут, это дело ближайших 10 лет.

— Подключение к инженерным коммуникациям на Кубани идет с трудом. Не станет ли это обстоятельство тормозить экономику региона?

— Пока еще это не столь катастрофично, но уже надо с этим что-то делать. На уровне краевых властей этот вопрос не решить. Все естественные монополии в той или иной степени принадлежат государству, оно же должно выбрать приоритеты развития экономики, сформировать инвестиционный климат. У нас быстрорастущая экономика, регион принял участие во всех национальных проектах, он третий по численности населения, и по­этому не думаю, что эта проблема останется без внимания федеральных структур.

— Есть мнение, что Краснодарский край теряет инвестиционную привлекательность. Вы согласны с этим?

— Есть понятие высокой базы. Госинвестиции в национальные проекты на территории региона привлекали и деньги бизнеса. Вкладывали финансы в обслуживающую, сервисную инфраструктуру, потребительский рынок. Но мегапроекты завершились, сократились также инвестиции частных компаний. Деньги по нацпроектам будут идти, но за них теперь надо бороться с другими регионами — конкуренция между субъектами Федерации растет год от года. Компании сейчас более осмотрительно подходят к решению, вкладывать деньги в экономику края или нет. Если раньше преимущества Кубани были бесспорны, то сейчас та же неустроенность инженерной инфраструктуры заставляет задуматься. Но катастрофы нет, еще есть время, чтобы изменить ситуацию. Инвесторам важна цена на ресурсы: если земля стоит очень дорого, то некоторым компаниям это невыгодно. Они смотрят на спрос, торговлю. Также учитывается политика взаимодействия региональных властей и бизнеса. Поверьте, у нас она одна из лучших в стране. Помощь малому и среднему бизнесу оказывается огромная — в виде субсидий, кредитов, льгот, консультаций, законов и т. д.

Александр Полиди

— Имеет ли смысл развивать промышленность, особенно тяжелую, в крае, где основными сферами являются сельское хозяйство, курорты и туризм, торговля?

— Все эти направления близки к исчерпанию, они еще какое-то время будут развиваться, но уже не такими темпами, как сейчас. Надо искать новые драйверы. Промышленность — один из них. У нас представление об этой сфере достаточно консервативные: отвалы руды, дымящие трубы, вредные производства… На самом деле современные заводы имеют компактное экологически чистое производство. Да, нет смысла создавать у нас первичную металлургию — невыгодно по затратам. Нам нужны предприятия типа завода CLAAS, где есть формовочное производство и сборка сельхозтехники, которые не создают экологических проблем. Нам не вся промышленность подходит, но она нужна. Здесь создаются новые рабочие места, за ней тянутся сопутству­ющие отрасли.

— Очень часто государство, региональные власти субсидируют, дают кредиты предприятиям, многие из которых позднее прекращают свое существование под руководством «эффективных» менеджеров. Может, надо отказаться от этой практики, просто не мешать бизнесу?

— Дело не в источнике субсидий и кредитов, это также может быть и банк, главное — эффективное использование средств. Я считаю, что субсидии надо давать. Особенно компаниям, которые имеют длительные сроки окупаемости, — им не хватает собственных оборотных средств. Это способ стимулирования предприятий, многие из которых успешно работают. Субсидии были бы не нужны, если бы доля инвестиций в ВРП составляла более 30 % или экономика росла на 8–10 %.

— У Краснодарского края один из самых больших госдолгов среди субъектов РФ. Может, стоило ограничить расходы по многим статьям и заняться его погашением?

— Большой размер госдолга — это наследие проекта Олимпиады. Чем хорош госдолг? Он позволяет получать деньги на развитие. Тем более он заметно сократился благодаря грамотной финансовой политике. Власти научились с ним работать в условиях санкций, когда невозможно взять кредит на Западе, а также жесткой кредитно-­денежной политики Центрального банка. Забирать деньги из социальных программ, проектов развития промышленности нецелесо­образно.

— Концепция развития Краснодара на первый взгляд выглядит очень привлекательно, но сможет ли город привлечь 260 млрд руб.?

— Да, такие опасения есть. Город стопроцентно смог бы привлечь эти деньги, если бы экономика страны росла. Но увы. Есть понимание целей, что нужно делать, чтобы найти источники финансирования.

Сейчас никто не может спрогнозировать развитие этой темы — все будет зависеть от роста экономики. Если невозможно будет привлечь деньги, то город сможет пересмотреть концепцию в плане того, что какие-то проекты будут отложены или переделаны. Возможно, будет применен принцип государственно-­частного партнерства или привлечены средства зарубежных партнеров, а может, будут изысканы внутренние резервы. В конечном итоге единственный и самый большой источник — это бизнес. Но это при условии, что он будет хорошо себя чувствовать и в стране, и в крае. У меня лично оптимистично-­реалистичное отношение к этому.

Руководство страны понимает, что от здоровья бизнеса, его положительного роста зависит благополучие всех без исключения. Сейчас необходим рост экономики на уровне среднемировых показателей, иначе мы потеряем влияние. То же самое относится и к Краснодару. Микроклимат деловой среды, вернее его благополучие, поможет найти эти деньги, но за этим надо тщательно следить, оказывать помощь, убирать барьеры.

8,891 просмотров всего, 3 просмотров сегодня