Бензин подорожает позже - Краснодар Magazine

Бизнес

Бензин подорожает позже

Автор:  | 


С 1 июля 2019 года начал действовать закон, предусматривающий корректировку параметров демпфирующего механизма, направленного на стабилизацию цен на бензин и дизтопливо в РФ. По идее его авторов, новый механизм должен сдерживать цены на топливо внутри страны.

Если экспортная цена бензина и диз­топлива выше внутрироссийской, то государство компенсирует нефтеперерабатывающим заводам часть этой разницы, чтобы они не повышали цены в стране. А если российские цены будут выше экспортных, то нефтяники перечислят часть своей сверхприбыли в госбюджет. Закон позволит увеличить размер такой компенсации с 1 июля 2019 года с 60 до 75 % для бензина и до 70 % для дизтоплива, а начиная с 2020 года для бензина — с 50 до 68 %, для дизтоплива — с 50 до 65 %.

Также с 1 июля 2019 года снижена условная средняя оптовая цена на топливо, которая учитывается при демпфере: для бензина — с 56 до 51 тыс. руб. за тонну, для дизтоплива — с 50 до 46 тыс. руб. В дальнейшем предусмотрено ее ежегодное увеличение на 5 % до 2024 года включительно. Демпферный механизм будет работать, если оптовые цены на бензин отклоняются от условных показателей не более чем на 10 %, а на дизтопливо — не более чем на 20 %.

С 1 августа 2019 года вводится демпфирующий механизм и для авиа­керосина. Этот механизм будет применяться в зависимости от разницы средней экспортной цены на этот вид топлива и средней оптовой цены в стране в 48,3 тыс. руб. за тонну в 2019 году с ее индексацией на 5 % ежегодно до 2024 года включительно. Компенсация для авиа­керосина составит 70 % в 2019 году и 65 % с 2020 года.

В мае оптовые цены на топ­ливо резко подскочили, что вынудило Мин­энерго и ФАС прибегнуть к административным мерам сдерживания котировок. Так, по данным «Коммерсанта», на совещании 24 мая нефтекомпаниям порекомендовали сократить экспорт топлива и перенаправить поставки на внутренний рынок, и они пообещали увеличить объем предложения топлива. Это позволило снизить цены на бирже: АИ-92, АИ-95, дизтопливо подешевели на 0,8 %, 1 % и 0,2 % — до 48,9 тыс. руб., 50,9 тыс. руб. и 47,8 тыс. руб. за тонну соответственно.

Рост экспорта со стороны некоторых нефтекомпаний, а также снижение загрузки части установок НПЗ или переход на выпуск нетоварных продуктов (нафты вместо бензина) вызваны тем, что продажа топлива на экспорт более выгодна, чем его поставки на российский рынок.

Изменение демпфера обойдется бюджету в 120–190 млрд руб. в год, сообщил директор департамента Минфина Алексей Сазанов.

Правительство договорилось с нефтяными компаниями о заморозке цен в прошлом году после весеннего подорожания бензина и дизеля. С 1 июня 2018 года действовала устная договоренность, а в начале ноября десять крупнейших компаний подписали соглашения с Минэнерго и ФАС. Тогда нефтяники обязались держать цены на НПЗ не выше установленных правительством и увеличить поставки топлива на внутренний рынок на 3 % по сравнению с прошлым годом. Таким образом чиновники зафиксировали маржу на АЗС.

Внутренний рынок топлива для НПЗ был более выгодным по сравнению с экспортом, но в прошлом году ситуация резко изменилась, что привело к скачку цен. Как считают специалисты, причиной послужили дорогая нефть и слабый рубль.

По мнению Антона Покатовича, главного аналитика «БКС Премьер», в нынешних условиях даже с учетом отмены соглашения с нефтяниками вряд ли можно говорить о рыночном ценообразовании на внутреннем топливном рынке.

«Летом оптовые цены на топливо демонстрировали динамику понижения. Факторами в пользу снижения оптовых цен выступали как динамика цен на нефтяном рынке, так и соотношение спроса и предложения на топливном рынке. Если влияние первого фактора на внутренний топливный рынок является экзогенным, то в отношении второго фактора государству все же удалось достигнуть некоторых успехов. В настоящий момент ситуация на биржевом рынке характеризуется как достаточно стабильная: экспортный «нетбэк», который ранее был столь привлекательным для поставщиков топлива, в значительной мере компенсируется действием демпфирующего механизма, что формирует достаточно стабильные объемы предложения на рынке, которые в полной мере удовлетворяют текущий спрос и оказывают понижающее воздействие на цены», — сообщил эксперт.

«В ближайшей перспективе мы, вероятно, будем наблюдать продолжение снижения оптовых и мелкооптовых цен, однако такая динамика вряд ли может в полной мере транслироваться в розничные цены. Текущая ситуация складывается таким образом, что оптовые цены продолжают снижаться, в то время как розничные либо стоят на месте, либо растут в пределах инфляции, как того и требовало государство.

Такая динамика розничных цен, на наш взгляд, объясняется тем фактом, что весьма длительное время АЗС фактически работали себе в убыток. Сейчас же понижа­ющая динамика опта и сдержанный рост цен в рознице позволяют перезапустить процессы по восстановлению маржинальности АЗС.

Восстановление прибыльности АЗС будет сопровождать рост розничных цен на топливо на протяжении всего года, однако будет сдерживаться компаниями в пределах инфляции. В данный момент мы не видим существенных предпосылок для роста цен на бензин до уровня 1 доллар за литр в перспективе ближайших месяцев», — акцентирует Антон Покатович.

Эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев высказал мнение, что после отмены соглашения правительства с нефтяниками о сдерживании цен на топливо на внутреннем рынке ценовая ситуация остается стабильной и нет никаких предпосылок, что она выйдет из этого состояния до конца года. Прошлогодний рост цен был вызван необычной комбинацией дорожа­ющей нефти и падающего рубля, наложившейся на очередное увеличение ставок акцизов на моторное топливо.

«Сегодня этого и близко нет. Хотя акцизы и продолжат расти с темпом, близким к официальной инфляции, что в целом и будет продолжать задавать дальнейшую ценовую динамику на рынке топлива, остальные факторы не способствуют разгону цен. Курс рубля снижается, компенсируя падение нефтяных котировок. То есть роста стоимости сырья для НПЗ, как это было в прошлом году, не происходит, и оптовикам нет основания «задирать» цены.

Кроме того, работает демпфирующий механизм, компенсирующий нефтяникам более половины разницы между внутренней и экспортной ценой. Даже при худших раскладах, по идее, это должно обеспечить хотя бы минимальную рентабельность деятельности НПЗ. А расклад далеко не худший», — заметил аналитик.

По его информации, вслед за нефтью в мире снижаются цены на бензин. В Германии литр бензина стоит около 1,6 доллара, в США — 0,79 доллара, в среднем в мире — около 1,5 доллара за литр, хотя в прош­лом году цена достигала 2 долларов.

«Хотя разница внутренних и внешних розничных цен на бензин все еще существенная, пока мало оснований ждать, что они будут сближаться. Все-­таки это разные рынки с разной покупательной способностью потребителей. На внутреннем рынке нет дефицита топлива. Внутреннее производство с избытком обеспечивает внутренний спрос, который к тому же медленно растет из-за медленных темпов роста экономики. На внешнем конкурентном рынке тоже никто особо не ждет российского бензина. По данным за 2019 год, лишь 12,4 % произведенного в РФ бензина уходит на экспорт, а все остальное потребляется в России. Поэтому шантаж, что если нефтяникам не компенсировать разницу цен, то весь бензин уйдет на Запад, проходит не всегда», — обращает внимание Алексей Калачев.

«По дизельному топливу расклад немного иной, поэтому и ценовая динамика здесь чуть выше. Но и здесь оснований для форсированного сближения цен с мировыми нет. Да, 70 % произведенного в РФ дизельного топлива идет на экспорт. Но его и производится здесь вдвое больше, чем бензина, а используется в 1,5 раза меньше.

Поэтому в целом ценовая динамика остается стабильной. Бензин в среднем стоил в июне 2019 года на 1,4 % дороже, чем в июне 2018-го. Средняя цена за полугодие — на 6,7 % выше к прошлогоднему аналогичному периоду. По ДТ это 4,2 % и 11,0 % соответственно.

Ситуация устойчивая. Чтобы нарушить сложившееся равновесие, нужно снова совершить ошибки в регулировании рынка, чего, мне кажется, не должно произойти. Если же цена снова начнет выходить из-под контроля, правительство сможет регулировать параметры демпфера, менять экспортные пошлины и ставки внутренних акцизов (если Минфин, конечно, не будет против), а также опять принудить нефтяников заключить новое соглашение», — в заключение рассказал Алексей Калачев.

По мнению Константина Авакяна, руководителя проектов по бизнес-­процессам ГК «Авто­Спец­Центр», действие соглашения о моратории на рост цен на бензин было вполне эффективным: цены на автозаправках держались почти на одном уровне, за исключением новогодней индексации на 1,7 % из-за роста НДС.

«По факту наблюдался пролонгированный незначительный рост цен: например, с 3 по 9 июня цены выросли на 0,3 %, неделей позже — на 0,1 %. Федеральная антимонопольная служба утверждает, что после завершения действия соглашения с нефтяниками скачка цен на топливо не ожидается. Однако за два месяца цены на топливо увеличатся на 5–12 %. Правительство снова готовит проект о сдерживании цен совместно с нефтяными компаниями, но о заморозке показателей уже разговор не идет. За три летних месяца рост цен на бензин на заправках не превышает 4,7 %. В худшем случае топливо подрастет в цене на 10–12 %. Но происходить это будет постепенно, в течение IV квартала, что позволит избежать резкого скачка цен», — прогнозирует специалист.

По данным главного аналитика «Промсвязьбанка» Екатерины Крыловой, с 1 июля цены на АИ-92 в среднем выросли на 10 коп., до 42,23 руб. за литр, на АИ-95 — на 17 коп., до 45,65 руб. за литр, на дизель — на 8 коп., до 46,14 руб. за литр.

«Предпосылки к росту цен имеются, поскольку необходимо будет учесть и рост НДС, и акцизы. Наш прогноз предполагает, что к концу года средняя розничная цена на литр бензина марки АИ-92 поднимется до 44,38 руб., марки АИ-95 — до 48,3 руб., дизельного топлива — до 50,45 руб.

Тенденция к росту цен на бензин имеется, но 1 доллар за литр (66,8 руб.) — это до конца текущего года маловероятно. Внутренняя цена установлена правительством на этот год на уровне 51 тыс. руб. за тонну бензина АИ-92 и 46 тыс. руб. за тонну дизеля», — объясняет Екатерина Крылова.

Краснодарский экономист Александр Полиди считает, что любое вмешательство государства в ценообразование всегда носит деструктивный характер.

«В нефтяной отрасли конкурентная среда искажена из-за монополизации рынка крупными игроками, разницы цены на внешнем и внутреннем рынках. Вмешательство в первую очередь имело целью снизить градус социальной напряженности, но это не решило дела в принципе. Возможен ли повтор ситуации с ростом цены? Конечно, такое повторится, и государство вновь вмешается в периоды обострения через механизмы джентль­мен­ских соглашений. Я допускаю, что это может произойти уже осенью, как обычно. Демпфирование тоже будет применяться аккуратно, ведь с продажи топлива и нефтепродуктов доходы идут в бюджет, который надо чем-то наполнять», — заметил аналитик. 

16,929 просмотров всего, 22 просмотров сегодня