Сльское хозяйство 2.0: Обновить систему? — Напомнить позже

Бизнес

Сльское хозяйство 2.0: Обновить систему? — Напомнить позже

Автор:  | 


В то время как во всем мире цифровые технологии и электронные системы превращают сельское хозяйство в еще одну высокоточную и супер­автоматизированную отрасль, кубанские аграрии продолжают основываться на традиционных подходах и воспринимают новинки IТ скорее как приятное дополнение.

Внедрение современных подходов к агробизнесу они затягивают по двум причинам: одни не видят острой необходимости в новейших технологиях, получая свою маржу привычными средствами; другие, возможно, и хотели бы оснастить свое производство по последнему слову IТ-разработчиков, однако для них это слишком дорогое удовольствие.

Не успел — опоздал

В странах ЕС 70 % фермеров используют электронные системы в повышении урожайности и качества продукции, в России это делают только 7 %. Технологии точного земледелия уже освоили 80 % европейских фермеров, а в России — лишь 5–10 %. Согласно отчетам Министерства сельского хозяйства РФ, наша страна по уровню цифровизации сельского хозяйства находится на 15-м месте в мире. Кубанские фермеры, будучи более восприимчивыми ко всему прогрессивному, все же в массе своей идут в общем русле. При таком раскладе они рискуют сильно отстать и потерять в конкурентоспособности.

На днях эту проблему обсудили участники рынка и эксперты. «Наша компания уже 20 лет занимается внедрением программного обеспечения для сельхозпроизводства, мы постоянно общаемся с аграриями и видим, чем люди живут, — говорит заместитель генерального директора «АгроНТИ» Юрий Чумаков. — Могу сказать, что мы наблюдаем большой разрыв между технологиями, которые уже есть, и тем, что реально применяется в наших хозяйствах».  

Между тем в странах Евросоюза сельское хозяйство стало сферой, которая активно поглощает IТ-стартапы. И выигрывает от этого, получая целый ряд положительных эффектов: экономия средств производства и рабочей силы, оптимизация затрат, повышение качественных характеристик продукции, снижение рисков и издержек, более успешная борьба с болезнями животных и растений и их предотвращение.

Так, испанцы освоили сбор клубники при помощи специального робота. Машина передвигается по плантациям и выбирает спелые ягоды, бережно срывает их, укладывает в ящики, а затем формирует из этих ящиков целую партию для загрузки в машину.

Сейчас в Европе тестируют роботов для закрытого грунта. Пока они с помощью искусственного интеллекта обучаются распознавать перец, который только начал созревать, и тот, который уже можно срывать.

В Бразилии уже умеют делать агрохимические анализы, не бегая из поля в лабораторию. Проба наносится на специальную бумагу, фотографируется на смартфон и отправляется в облако, где определенный алгоритм выдает результат анализа.

А одна из корейских компаний, которая выросла из небольшого стартапа в сеульском IТ-парке, предлагает животноводам капсулу-ветеринара. Биокапсула вживляется в организм коровы и передает на смартфон все характеристики ее жизнедеятельности. Любые нарушения и самые первые признаки болезней будут обнаружены сиюминутно. Это помогает создать для каждого животного максимально комфортные условия содержания; цель здесь ясна: получить наилучший продукт для реализации.

Наблюдая за успехами своих коллег по всему миру, кубанские аграрии понимают, насколько высоки риски оказаться в когорте отсталых и выпасть из общемирового рынка, без которого развитие невозможно. Руководитель Краснодарского IT-парка Антон Ищенко говорит, что ему непонятно, почему государство дает фермерам субсидии на компенсацию расходов на ГСМ, но не финансирует закупку аграриями современного программного обеспечения. Он рассказывает, что стартапы, размещенные в парке, зачастую вынуждены работать на иностранных покупателей, в то время как свои не могут найти деньги на внедрение новых технологий. «Мы такая же площадка, как и сеульский IT-парк, с разной степенью успешности внедрения, и у нас тоже есть компании, занимающиеся сферой АПК, — говорит Антон Ищенко. — Все эти технологии в целом — это недешево, компетентные кадры для таких разработок дорогие, может быть и 100, и 250 тыс. рублей в месяц. С такими цифрами к нашим аграриям даже не подходи. Поэтому большинство работает на зарубежных заказчиков, и в итоге стоимость специалиста определяется на международном уровне, то есть дешевле он точно не станет. Мы все-таки хотим сотрудничать с нашими фермерами. У нас порядка 35 компаний, каждая из них ищет свою нишу. Я думаю, нужно уже самим как-то организоваться. Эффективным был бы механизм, когда фермер формирует свой запрос, ставит задачу, мы пропускаем ее через себя, видим, что из этого можно сделать бизнес, и разрабатываем необходимую технологию. Мы не будем ничего брать с инициатора — заработаем на других, когда выйдем на серийное производство. Те, кто не будут внедрять сегодня, останутся на обочине аграрного бизнеса — это уже очевидно».

Первопроходцы в плюсе

На Кубани есть примеры внедрения цифровых технологий. Площадками в этом случае чаще всего становятся крупные агрофирмы, располагающие финансами. Как рассказывает коммерческий директор по Южному федеральному округу ООО «Агри 2.0 Точное земледелие» Андрей Емель­янен­ко, в Краснодарском крае уже есть хозяйства, где внедрена система точного позиционирования техники.

«Например, по спутниковой навигации мы помогаем фермеру более точно позиционировать как саму сельхозтехнику, так и орудия, которые следуют за ней, — говорит он. — У одного из кубанских фермеров была проблема: он на выходе получал 4–5 % зеленого картофеля и примерно столько же резаного картофеля. С помощью технологий позиционирования эти потери получилось почти свести к нулю. Те 10 %, которые ему удалось получить с каждых 100 гектаров, — это 4,5 млн рублей. Он использует все те же тракторы и орудия, но за счет технологий позиционирования их работа стала гораздо эффективней».

Одна из фирм Лабинского района с помощью технологий позиционирования смогла отказаться от химических веществ для уничтожения сорняков и перешла на органическое земледелие. Техника настроена с использованием цифровых технологий так, что вырывает сорняки максимально близко к ряду культурного растения, не задевая его.

Кроме того, на полях Краснодарского края работает система точных высевок. Хозяйства, использу­ющие ее, дифференцируют норму высева в зависимости от особенностей почвы.

«Один из фермеров, использующих систему полива, захотел, чтобы в круге полива высевалась одна норма, а вне круга — другая, так как потенциал неполивной земли меньше, — приводит пример Андрей Емельяненко. — Эта проблема решается путем загрузки карты сева в бортовой компьютер сеялки, и по сигналу систем спутниковой навигации сеялка понимает, где какую норму нужно применить».

На Кубани появилась система дифференциации сева в зависимости от содержания гумуса в почве. Кроме того, в хозяйствах края проводят такое мероприятие, как мониторинг урожайности, когда запущенный в поле комбайн в процессе уборки взвешивает собираемый урожай и система формирует карты урожайности. За 2–3 года с помощью этих данных выявляются зоны с высоким, средним и низким потенциалом.

Юрий Чумаков говорит, что это далеко не все возможности умного сельского хозяйства и в самое ближайшее время нужно начать более полно использовать цифровые технологии.

«Здесь три главных направления, которые необходимо осваивать, — поясняет он. — Первое — это наземная техника, второе — летающая, и у нас в стране много стартапов, которые делают ее лучше китайской, но нужно начать внедрение. Третье — это космос, а он становится все лучше: несколько лет назад нас удивляло, что снимают с точностью 250 метров, сейчас уже доступно в регулярном облете иметь точность 10 метров. Каждую неделю мы можем получать информацию хорошего качества о вегетации на поле, только надо научиться это применять».

Руководитель проектов ГК «Ростсельмаш» Олег Александров считает, что рынок навигационных систем в ближайшее время уступит место технологиям машинного зрения. «Есть прецеденты, когда, опираясь на сигнал спутника, тракторы уходили в лесополосы, сбивали высоковольтные линии электропередачи, очень много случаев, когда хозяйства из-за применения этих систем попадали на очень серьезные деньги. Поэтому мы верим в перспективы машинного зрения и искусственного интеллекта. Ведь нейросети обучаемы всему тому, что знает человек. Электроника может увидеть столб, движущийся объект, человека, животное и почти моментально остановить комбайн. Мы тестировали такую систему, она работает прекрасно. Возможны движения по кромке и по валку поля. В ночное время система работает даже лучше, потому что нет контрового и заднего освещения, что сбивает ее днем. Это дает возможность увеличить рабочую смену до 20 часов в сутки, исключается только время, когда выпадает роса. Следствием становится очень высокий уровень производительности машин».

Пока надеяться на помощь со стороны местных ведомств, отвечающих за АПК, аграриям не приходится — поддержка умного сельского хозяйства осуществляется только на федеральном уровне. Это делает бюджетные средства менее доступными для небольших хозяйств.

«Интерес наших сельхозтоваропроизводителей к технологиям очень высок, к тому же бизнес всегда ищет пути снижения себестоимости производства продукции и пути увеличения прибыли, — говорит начальник отдела реализации инновационной политики департамента инвестиций и развития МСП Краснодарского края Игорь Исаков. — Для некоторых внедрение технологий — вопрос времени, когда им нужно привыкнуть к этой мысли или что-то доработать. Если говорить о поддержке со стороны государства, то в большей степени этим сегодня занимается федеральный Минсельхоз. В частности, это разработка дорожной карты по интернету вещей, создание ситуационного центра. Сегодня действительно не хватает мер по субсидированию затрат на создание точного или координатного земледелия, о котором сейчас много говорят. Есть финансирование на разработки самих технологий. В данный момент идет перезагрузка дорожной карты, и, когда это произойдет, возможно, появятся новые меры поддержки умного сельского хозяйства. Таким образом, с одной стороны, есть повод для оптимизма, в то же время мы понимаем, когда сравниваем нашу ситуацию с ситуацией в том же Евросоюзе, что нам необходимо очень быстро бежать, чтобы хотя бы оставаться на месте».

Участники дискуссии сошлись во мнении, что цифровые технологии придут на поля и фермы тогда, когда объединятся аграрии, стартапы и региональные власти, которые пока ничего не предпринимают или действуют разрозненно. Лишь в таком случае можно в короткие сроки добиться ощутимого эффекта. Как считает Юрий Чумаков, прекрасным механизмом является специальная площадка, где государство выделяет деньги для стартапов, а у разработчиков есть возможность показать свои новинки не на бумаге, а в реальном производстве. Он рассказал, что такая экспериментальная зона уже успешно работает в Белгородской области: поля, где стартапы показывают свои достижения, определяются на уровне договоренностей между губернатором и руководителями агрохолдингов.

1,731 просмотров всего, 2 просмотров сегодня