Игорь Ханкоев: «Систему медицинского страхования надо менять»

Бизнес

Игорь Ханкоев: «Систему медицинского страхования надо менять»

Автор:  | 


Государственная медицина переживает кризис жанра. И вроде финансирование есть, и спрос есть, и технологии каждый год появляются новые, но степень доступности и качества — низкие. С другой стороны, такое поведение государственных медицинских учреждений способствует появлению частных клиник, которые закрывают потребности населения. О том, почему государственные медицинские учреждения не могут стать лидерами отрасли, с какими проблемами сталкивается медицина, и появится ли эффективная модель государственно–частного партнерства в сфере здравоохранения, мы поговорили с Игорем Ханкоевым, заслуженным врачом РФ, депутатом Государственной думы Федерального Собрания третьего созыва, одним из учредителей клиники высоких технологий WMT в Краснодаре.

Медицина в нашей стране сегодня переживает сложный период: с одной стороны, ей необходимо решить задачу, поставленную президентом РФ, и существенно увеличить продолжительность жизни, решить вопрос по повышению эффективности лечения онкозаболеваний. Причем по лечению онкозаболеваний двигаться нужно в направлении онкоиммунологии, активно внедрять в работу новые, эффективные химиопрепараты, продвигать биотехнологии в медицину.

С другой стороны, в отрасли странная ситуация: пациент все чаще обращается за помощью в частную клинику. Вот и получается, что государственная медицина вроде как есть, регулярные взносы на обязательное медицинское страхование оплачивают все работающие граждане, а государственной медицины как системы нет, иначемы бы не шли за помощью в частные клиники.

Игорь Ханкоев

Игорь Матвеевич, в чем сегодня заключается главная проблема отечественной государственной медицины?

Я бы говорил о ряде причин, приведших к недоступности здравоохранения. Во–первых, современная система не успевает обновляться — финансирование не поспевает за ростом стоимости медицинского оборудования, расходных материалов, лекарственных препаратов и так далее. Как результат — финансирования не хватает на покрытие обязательных медицинских гарантий. Если у больницы нет средств, то, естественно, она будет работать без лекарств, врачи будут рекомендовать родственникам за собственные средства приобрести необходимые для лечения препараты.

За последние 10 лет существенно устарело оборудование. Технологии ушли даже не на шаг, а на все пять вперед. Национальная программа «Здоровье» завершилась в 2008 году, именно тогда по всей стране, включая и Кубань, серьезно переоборудовали клиники, но время идет: какая–то часть аппаратов вышла из строя, у каких–то закончился эксплуатационный срок, какие–то просто морально устарели. Конечно, крупные краевые медицинские центры регулярно обновляют технику, а вот в районные клиники и поликлиники за прошедшие 10 лет новое оборудование не закупалось.

Собственно, эта технологическая отсталость государственных клиник не позволяет конкурировать с частными медицинскими центрами. Любой частный центр сегодня оснащен гораздо лучше, даже по сравнению с краевыми и у ж тем более — районными. Вот в этом я вижу главную проблему.

 

СПРАВКА: За время работы депутатом Госдумы Игорь Ханкоев смог привлечь из федерального бюджета средства на строительство трех объектов в крае: это стоматологическая поликлиника медицинской академии и первой больницы на улице Лукьяненко в Краснодаре, родильный дом в Армавире.

 

А можно ли ее решить?

Конечно. Вопрос финансов. Например, 20–30 лет назад объем затрат на систему здравоохранения был всего 2,4% от ВВП страны. Говорить о каком–то развитии не приходилось, этих средств едва хватало на покупку расходных материалов и выплату заработной платы врачам. Сейчас этот показатель уже 4%. Всемирная организация здравоохранения рекомендует отдавать в область медицины минимум 5% от ВВП.

Как видим, чтобы нам приблизиться к европейскому уровню, необходимо дофинансирование отрасли. Еще один момент, который делает государственную медицину непривлекательной, — это платные услуги. Есть программа государственных гарантий, в рамках которой лечебное учреждение должно нам предоставить медицинскую помощь. Есть наши отчисления по ОМС, если мы услугой воспользовались. Но появилась химера — платные медицинские услуги на базе условно бесплатных. И многие главные врачи, не скажу, что все, стали злоупотреблять этим моментом.

Вот и получается, что пациенту, приходится платить дважды: сначала взносы, а потом в кассу медучреждения, чтобы помощь получить. Естественно, в такой реальности человек с большей охотой пойдет в частную клинику, где более современное оборудование, где большее время выделено на осмотр пациента и так далее.

Государственно–частное партнерство в области медицины сможет решить сразу несколько задач. Самая важная из них — доступная качественная медицинская помощь для людей.

Конечно, в государственной клинике должны быть платные услуги — для иностранных граждан, например; для удовлетворения потребности пациента пройти обследование, которое ему не показано по перечню услуг, входящих в госгарантии. Такие услуги не должны превышать 5% от общего объема. К сожалению, сегодня этот показатель иной раз составляет и 50% — правильно это или нет, я не берусь судить, но считаю, что такой подход и к медицине, и к выполнению государственных гарантий — преступление по отношению к пациенту.

Понятно, что платные услуги — это способ закрыть часть потребностей лечебного учреждения, в том числе и возможность сформировать премиальный фонд, который поможет удержать персонал. Ведь многие сильные врачи уходят в частные клиники, на большую заработную плату, на более комфортные условия работы. Хорошо это или плохо для медучреждений — сложно сказать, но для больного — это катастрофично.

Получается, что отрасли не хватает эффективной модели партнерства: у частной медицины сегодня есть деньги инвесторов и качественное оборудование плюс квалифицированные врачи, у государства — объем заказов и деньги на их обеспечение. Может ли такое партнерство случиться в обозримом будущем?

Такая модель будет вполне эффективной. Почему ее нет у нас в крае — вопрос. Это очень удобно и для государства и д ля отрасли: первые закрывают свои обязательства, причем качественно закрывают, вторые получают гарантированный заказ, что позволяет развиваться и зарабатывать.

У частных клиник сегодня есть все для того, чтобы оказывать медицинскую помощь, а главное — есть кадровый ресурс.

Игорь Ханкоев

Трудно найти квалифицированного специалиста?

Трудно. Это было трудно во все времена. Талантливых врачей не бывает много. Когда я формировал штат краснодарской второй городской больницы, то объехал все крупные города Сибири. Встречался там с лидерами медицины, уговаривал переехать в Краснодар — многие согласились. Тогда в к линике была очень сильная команда. Сейчас фактически все врачи разошлись по частным центрам и переманить их очень сложно.

А молодые специалисты? Уровень подготовки не тот?

Я бы не был столь категоричен. Есть талантливые выпускники, но у них нет опыта, как и у выпускников других профессий. Опыт в медицине особо важен, у врача нет права на ошибку, нет возможности вернуться к отправной точке и все переделать. В медицинском образовании стало меньше выдающихся имен. Во время моей учебы нам преподавали именитые академики, профессора — такие как Пятницкий, Шубич — основоположник гистохимии, Красовитов — основоположник торакальной хирургии.

Важно одно: если человек хочет стать хорошим врачом, лучшим в своем деле, он станет — будет сидеть в библиотеке, слушать лекции, смотреть профессиональные передачи. Есть очень действующая мотивация — денежная составляющая профессии. Многие хотят открыть свои центры, вести частную практику и понимают, что успех придет лишь к тому, кто будет лучшим, кто будет грамотным и ответственным.

Мы взяли на работу нескольких выпускников нашей медакадемии — да, они без опыта, но с хорошей теоретической базой и горящими глазами. Такие специалисты очень быстро повысят свою квалификацию, работая рядом с профессионалом. В перспективе, когда финансовое положение нашей клиники выйдет на необходимый уровень, мы планируем открыть филиал одной или двух медицинских кафедр, планируем регулярно проводить конференции, собирать симпозиумы, вести научную деятельность. У нас для этого есть все необходимое — и конференц–зал, и опытные именитые врачи.

Игорь Матвеевич, в вашей биографии есть период, когда вы были депутатом Государственной думы. Зачем вы пошли в политику?

Не пошел, послали (улыбается). Я сел не в тот трамвай. В то время я руководил второй городской больницей и у меня были хорошие рейтинги, меня знали в городе, у меня был реальный шанс пройти в Госдуму. Мэр Краснодара настоятельно мне рекомендовал принять участие в выборах. Так я стал депутатом. Сказать, что мне это очень нравилось, — нет. Я потомственный врач, 22–й в семье, мое дело — лечить людей, а не оценивать действия политиков.

Единственный плюс того времени — удалось выбить финансирование из федерального бюджета на строительство нескольких медицинских учреждений в крае — стоматологической поликлиники мединститута на Кубанской набережной, родильного дома в Арма- вире, первой больницы на Лукьяненко, строительство которой на тот момент было заморожено. Но, прежде чем это случилось, мне пришлось три года обивать пороги разных кабинетов. Ну, и, конечно, знакомство с коллегами и чиновниками федерального уровня. С некоторыми до сих пор поддерживаю отношения.

Помогли знакомства в открытии вашей клиники? Все–таки 1,5 млрд рублей инвестиций — сумма внушительная…

Если честно, то нет. Конечно, когда я решился на создание WMT, обратился к ним с предложением, но никто не поддержал. Инвесторы пришли с другой стороны — они поверили в проект, поверили в меня. Алексей Осокин (идеолог и соучредитель клиники) настолько погрузился в сферу онкологии, что заразил всех нас, хотя он не медик по образованию. Он настоял на внедрении таргетной терапии, онкологической иммунологии, молекулярной онкологии.

Проект заинтересовал известного в крае предпринимателя Владимира Апухтина по причине своей социальной значимости. Без серьезных инвестиций с его стороны невозможно было бы создать такую инновационную клинику, приобрести оборудование экспертного уровня.

Ведущие хирурги края Александр Мануйлов и Андрей Янкин определили и концепцию, и отделения. Управление клиникой мы доверили очень профессиональному медицинскому топ–менеджеру Ольге Григорьевой. У нее колоссальные знания в этой сфере, большой опыт работы в частных клиниках Краснодара и Москвы.

Когда у тебя есть команда единомышленников, специалистов в области, когда есть финансирование, тогда и шанс воплощения идеи высок.

Игорь Ханкоев

Как появилась идея создать клинику?

Мечта о собственной клинике у меня была давно, уже лет тридцать, наверное. Но на реализацию нужны огромные деньги, которых у меня не было. Решился по воле случая. На этом месте, где сейчас стоит многоэтажный дом, в котором рас- положился наш медицинский центр, у меня было восемь соток земли — взамен я получил вот эту коммерческую площадь. А дальше все по цепочке: проработка концепции, бизнес–плана, поиск инвесторов.

Концепция. Чем ваш центр принципиально отличается от других?

Сегодня у нас самое современное оборудование. Завтра откроется новый медицинский центр, который приобретет более современное оборудование, и мы устареем. Угнаться за технологиями очень тяжело: ты еще за это оборудование не рассчитался, а у же создана новая модель. Мы многопрофильный центр, у нас есть все узкие специалисты, хирургия, в том числе и онкохирургия, есть отделение химиотерапии.

Но фишкой нашей клиники станет клеточная лаборатория. Мы будем работать с биотехнологиями — выращивание стволовых клеток, дендритных клеток, столь эффективных при лечении многих заболеваний, включая онкологию.

Мы создали мощнейшую патоморфологическую лабораторию, необходимую для правильной и своевременной диагностики онкозаболеваний. Унас будет криобанк и криолаборатрия, молекулярно–генетическая лаборатория. Криобанк позволит хранить пуповинную кровь, которая способна творить настоящие чудеса. Да, да, ваша пуповинная кровь очень эффективна в составе вакцины при борьбе с самыми страшными болезнями. Также криобанк необходим для клеточной лаборатории.

Смена системы медицинского страхования способна изменить ситуацию в отрасли, помочь достичь финансовых показателей?

То, что систему надо менять, — это однозначно. Эти крохи, которые отчисляются в рамках системы ОМС, не покрывают затраты на диагностику и лечение. А вот какая система подойдет для России, я не знаю. Процент от заработной платы — у кого-то доход 20 тыс. рублей, а у кого—то 200 тыс. Кто–то болеет часто, а кто–то вообще не болеет. Кто–то приходит в поликлинику, чтобы рецепт на антибиотики получить, а у кого–то серьезное заболевание. И как создать систему, которая будет работать и позволит в случае болезни человеку получить помощь и при этом не разрушит его финансовое благополучие, — надо очень тщательно продумать.

Сегодня есть удобный инструмент — полис ДМС, позволяющий обращаться в частные клиники, но таких людей пока единицы. ДМС не стал массовым явлением, право на заключение подобных договоров есть лишь у юридических лиц, и т ут уже руководство предприятия определяет, какой объем средств они готовы потратить на сотрудника, с какой клиникой им работать.

5,671 просмотров всего, 1 просмотров сегодня