Сложные игры: как налоговый маневр повлияет на стоимость топлива

Бизнес

Сложные игры: как налоговый маневр повлияет на стоимость топлива

Автор:  | 


Налоговый маневр в нефтяной сфере должен завершиться к 2025 году: экспортную пошлину полностью заменит налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Также планируется увеличение топливного акциза. Совокупность грядущих изменений, по мнению экспертов, не сулит ничего хорошего конечному потребителю – цены на топливо вырастут на 11-14% уже в следующем году.

В поисках истины

При этом законопроект по налоговому маневру сохраняет действующие льготы по НДПИ. Конкретнее – сохранится пониженная налоговая ставка на добычу углеводородов на новых морских месторождениях, на добычу газового конденсата для производства сжиженного попутного газа, льготы для месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа. Пониженные ставки по НДПИ сохранятся также для месторождений со сложенными условиями нефтедобычи.

Говорить о воздействии налоговой льготы на развитие подобных месторождений сложно. Но, тем не менее, доля нефти, добываемой из  трудно извлекаемых запасов, растет с каждым годом. По данным аналитиков компании «БКС Премьер», в 2017 году темпы роста превысили 10%, а трудноизвлекаемая нефть составила порядка 7,2% от общей нефтедобычи в РФ. Но, скорее всего, на развитие отрасли повлияли одновременно и стечение обстоятельств, и меры для их преодоления. И со стороны бизнеса, и со стороны государства.

Сегодня правительство активно развивает нефтяную отрасль, придумая различные меры стимулирования. Собственно, планируется разработка российской технологии добычи трудной нефти, в том числе активно обсуждается двухстороннее финансирование науки. 

 «Разработка трудноизвлекаемых запасов нефти (ТРИЗ) традиционно требует значительных капитальных затрат и связана с повышенным инвестиционным риском. По оценке специалистов, средние удельные текущие затраты на добычу нефти из подобных месторождений примерно в 1,5-2 раза выше затрат по разработке и обслуживанию традиционных скважин. Тем не менее, сейчас и высокие мировые цены, и льготы по НДПИ, и развитие технологий разведки и добычи солидарно ведут к тому, что доля ТРИЗ в общем объеме добычи неуклонно растет. В итоге прямой налоговый эффект и влияние сложно вычислить. Можно предположить, что это 25-30% в общем объеме факторов. При этом уже сейчас не менее 40% всей нефти добывается по льготному НДПИ; основным «льготником» является компания «Газпромнефть», — комментирует ситуацию Максим Неженец, директор ООО «Агронефтепродукт».

 

Сколько в сухом остатке?

К 1 ноября текущего года правительство планирует составить дорожную карту по инвентаризации месторождений. Предполагается, что ревизия поможет установить дифференцированные ставки налогообложения. А они, в свою очередь, подтолкнут нефтяников к освоению «мертвых» месторождений, находящихся на балансе компаний, что поможет сохранить объемы добычи.

«Изменения в сфере НДПИ должны стать еще одним значимым инструментом по выполнению майских указов президента. Налогооблагаемая база существенно расширится, повысив объемы налоговых поступлений в бюджет на 1–1,6 трлн рублей. С обнулением экспортных пошлин бизнес, в особенности нефтеперерабатывающие компании, окажутся под давлением – маржинальность нефтепереработки снижается последние три года, — отмечает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. — В то же время мы отмечаем, что градус данного давления будет несколько ниже по сравнению с оценками 2017 года. Текущая конъюнктура нефтяных цен позволяет полагать, что нефтяные компании, включая НПЗ, будут находиться в умеренно-благоприятных условиях функционирования в перспективе до 2025 года».

Но такой сценарий применим к крупным игрокам рынка, а вот мелким участникам, по словам экспертов, приходится бороться за выживание. И текущие изменения только усугубят их положение. В первую очередь – постоянно меняющиеся правила игры.

 «В нефтепереработке, с одной стороны, понятно желание государства увеличить долю модернизированных НПЗ, при этом резкое изменение налоговых и экспортных ставок и режимов усложняет инвестиционную стратегию и планирование в отрасли. Простой пример: еще недавно небольшие НПЗ массово производили темные нефтепродукты, которые затем уходили на экспорт (при этом облагаясь минимальной налоговой пошлиной и минимальной либо нулевой ставкой акцизов). Затем правила резко изменились, и рентабельность этого вида деятельности снизилась в 5-6 раз. С одной стороны, пресловутый «порядок», с другой – пугающая неопределенность. А если завтра вообще закроют экспорт темных нефтепродуктов или обложат их максимальным акцизом?! При этом очевидно, что модернизация НПЗ – крайне затратное и длительное дело, – поясняет Максим Неженец. — Что касается вертикально-интегрированных компаний (ВИНК, «Роснефть», «ЛУКОЙЛ», «Газпромнефть»), в рамках самих компаний фактически дотируют переработку и розницу за счет высокорентабельных добычи и экспорта. Все это ведет к крайне нестабильной рентабельности как независимых переработчиков, так и трейдинговых компаний».

Схожего мнения придерживается и российский топливный союз (РТС). В своем обращении к вице-премьеру Козаку, среди прочих мер воздействия на отрасль, ассоциация  предлагает установить объективный биржевой ценовой индикатор. Для этого, по мнению РТС, необходимо распространить действие совместного приказа Минэнерго и Федеральной антимонопольной службы касательно нормативов продаж топлива на бирже, не только на предприятия, доминирующие на рынке, но и на остальных производителей нефтепродуктов. РТС согласен с предложением ФАС увеличить норматив продаж на бирже до 15% по бензину и до 7,5% по дизельному топливу. Эти изменения позволят увеличить конкуренцию.

Также союз предлагает создать единые условия для работы независимых АЗС и АЗС, принадлежащих вертикально-интегрированным нефтяным компаниям, в том числе и в налоговой отчетности. В частности, предлагается вывести сети АЗС ВИНК из консолидированной группы налогоплательщиков.

«Это приведет к возникновению нормальной рыночной конкуренции в розничном звене, и в случае административного давления на розничные цены обеспечит снижение оптовых цен», — заключает РТС.

В целом же реформа в отрасли должна простимулировать нефтяников продавать нефть и нефтепродукты больше на внутреннем рынке, чем поставлять за рубеж. Доходы бюджета в результате такого маневра могут сильно колебаться, так как в законопроекте указано много дополнительных льгот и планируется введение новых, а также возвращение акцизов. При этом зависимость российской экономики от нефтегазовых доходов растет. В первом полугодии 2018 года доля нефтегазовых доходов в бюджете РФ выросла на 5% и составила 45,6% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года (данные «БКС Премьер»).

 

Цена на топливо

Обнуление экспортных пошлин может привести к росту цен на топливо. Некоторые эксперты полагают, что такой рост будет неизбежен. По оценкам главного аналитика  «БКС Премьер» Антона Покатовича, рост цен на топливо в 2019 году может достигнуть показателя 11-14%, в результате роста акциза на бензин, вкупе с реализацией как налогового маневра в нефтегазовом секторе, так и за счет повышения ставки НДС, – с 18% до 20%.

«Полагаю, что данные изменения приведут к неминуемому росту цен на топливо. Механизм возвратных акцизов, предлагаемый к вводу государством, ранее не применялся на практике, что затрудняет оценку его реальной эффективности по защите внутреннего потребительского рынка от роста цен. Также до сих пор остается неуточненным набор факторов, обладая которыми, НПЗ могут рассчитывать на соответствующие возвратные льготы», — отметил эксперт.

В РТС также уверены в росте цен на топливо в 2019 году. По мнению экспертов Союза, сейчас на рынке для этого есть все необходимые предпосылки – существенное превышение экспортным паритетом внутренних цен на топливо, начало осенних ремонтов на НПЗ, прекращение административного давления на цены по окончании выборной кампании, рост НДС в 2019 году, завершение налогового маневра. Потенциал роста оптовой цены литра бензина составит около 4,4 рубля.

Поддерживают федеральных экспертов и региональные представители отрасли. Так, директор ООО «Агронефтепродукт» Максим Неженец предполагает, что если отпустить розничные и оптовые цены на бензин в свободное плавание, то они сразу увеличатся на
5–10 рублей за литр. Увеличение акциза способно (теоретически) увеличить эту цифру еще на 4 тыс. и 3 тыс. рублей за тонну (бензин/ДТ соответственно).

Рост стоимости топлива мы уже видели весной текущего года, тогда цена на литр выросла (в разных регионах по-разному) в среднем на 10%. Чтобы остановить дальнейший рост цен, правительство применило ручное регулирование рынка, дальнейший рост удалось сдержать во многом за счет ограничения экспортной продажи нефти и топлива и снижения акциза.

 

344 просмотров всего, 1 просмотров сегодня