Петр Светличный: "Мы не умеем обращаться с зерном"

Бизнес

Петр Светличный: «Мы не умеем обращаться с зерном»

Автор:  | 


Задача по удвоению экспорта продуктов переработки зерна, вставшая перед кубанским АПК, настолько же важна, насколько и тяжела. Председатель Ассоциации зернопроизводящих и хлебоприемных предприятий Краснодарского края Петр Светличный рассказал в интервью «КМ», почему не только высокий передел, но и менее глубокая переработка зерна превратились для региона в серьезную проблему.

Петр Владимирович, необходимость переработки зерна ведь не вчера начала ощущаться?

Абсолютно не вчера. И наконец-то стали  это обсуждать в публичном пространстве. Мы давно говорили на встречах в администрации, что идем не туда. Сделав такой упор на экспорт, мы оказали сами себе медвежью услугу. Мы выбросили на рынок много зерна и обрушили мировые цены. И в итоге получилось, что экспорт вырос, а доходность от него уже не та.  Кстати, краевые власти стали говорить об  этом с подачи президента.  Однако хотелось бы увидеть реальные действия. Нужна политическая воля. В регионе прекрасные условия —  у нас рядом порты, много зерна, высочайшая урожайность. Но пока мы делаем из зерна только муку и отруби.

И обидно, что мы сами поставили себя в очень сложное положение. Сначала пустили в Россию монстра в виде американской корпорации «Каргил», и они захватили российский рынок по крахмалам, сиропам, белку и так далее. У них феноменальная мощность. Практически никакой маленький российский завод не может конкурировать с ними. Затраты такого гиганта и «свечного заводика» на производство несопоставимы.

Насколько активно Кубань экспортирует хотя бы муку?

Начнем с того, что у нас в крае мельниц в общем-то и нет. Единственная портовая мельница в Новороссийске и она уже загружена по полной программе. Ее мощность 330 тонн в сутки. Сейчас оттуда поставляют муку в Израиль. И есть вторая мельница, поменьше – в Тихорецке. Ее недавно загрузили китайцы, они выбили определенные квоты на поставки и теперь вагонами отправляют муку в КНР.  Попытки вывезти муку в еще какие-либо страны  не увенчались успехом.

Мука должна была очень высокого качества, со стабильными параметрами, а это могут обеспечить только высокотехнологичные мельницы. Посмотрите на полки краснодарских магазинов – там лежит  липецкая, тамбовская, новосибирская, белгородская мука. В свое время в других регионах были построены современные мельницы. Они менее энергоемкие, у них выход зерна гораздо выше. А наши колхозные мельницы настолько устаревшие, что сделать там качественную муку невозможно. Выходить на внешние рынки с таким качеством нельзя, никому такая мука не нужна, самое лучшее – вообще эти мельницы никому не показывать.

К примеру, что сделала Турция  — они в своем  порту Мерсин поставили элеваторы и мельницы, везут зерно из Румынии, Венгрии, Украины и России и прямо там, в порту  перерабатывают в муку и перепродают ее на Ближний и Дальний Восток,  в Африку. Вот это называется зарабатывать на экспорте. Но быстро мы не сможем мукой заняться — это совсем другая логистика, которая у нас не отработана. Мы привыкли вывозить зерно, которое долго хранится и грузится просто валом. Муку же так не повезешь. Она гигроскопична, ее надо защитить от влаги, она расфасована, ее не сложишьгорой в сухогруз. Я бы вообще не стал надеяться на экспорт муки для увеличения показателей. Нужны более высокие переделы.

Какие именно продукты вы имеете в виду?

Зерно очень сложный продукт. Его можно расщепить на огромное количество составляющих: здесь белки, крахмалы, сахара, аминокислоты, сиропы, клейковина и прочее, и прочее. И у каждого вещества своя линейка. К примеру, модифицированных крахмалов несколько видов и каждый из них применяется для определенных задач производства. Добытые из зерна продукты используются не только в пищепроме, фармацевтике, косметологии, но и, например, в бурении скважин.

С зерном у нас произошло то же самое, что и с нефтью. Мы десятки лет продавали сырую нефть и только недавно начали на заводах ее перерабатывать . Вот сейчас модернизируют Ильский, Афипский НПЗ. Жизнь заставила. Но пока мы научимся перерабатывать нефть пройдет время. Так и с зерном. Сиюминутно на высокий передел не переориентируешься. Пока мы не можем для себя взять всю пользу, которую дает зерно, не умеем обращаться с ним. Мы выпускаем только муку и отруби, а немцы выпускают 49 наименований. И даже в том, что мы уже делаем, нужно выходит на другой уровень. Я уже сказал, какая у нас ситуация по муке.

Над производством отрубей тоже нужно работать. Только у нас отруби идут на корм скоту. Но 43% из них срочно нужно извлечь – это диетические отруби, в которых нуждается хлебопечение,  медицина.  Животным для роста требуются клетчатка, кислоты, но отдавать им диетический продукт — преступление.  То же самое фуражное зерно — мы скармливаем скотине пшеницу – это тоже глупость, которая плохо поддается объяснению.

Есть сейчас инвесторы, готовые открыть такое производство в крае?

К сожалению, Кубани так и не удалось привлечь инвесторов для подобных проектов. В других регионах такая работа началась уже давно. Уже 16 лет работает завод «Миранда» в Северной Осетии.  В Тюмени недавно запустили производство. В Калужской области появился завод. В Волгодонске в следующем году заканчивается строительство крупнейшего завода по глубокой переработке пшеницы. В Шебекино Белгородской области будут делать пять видов аминокислот из пшеницы. В Липецке начали строить завод. В Татарстане и Башкирии республиканское правительство поставило соответствующую задачу, и они активно ищут инвесторов А мы отстали.

Сырьевой экспорт развратил нас. Это быстрые деньги. А переработка – это длинные деньги, и никто не хочет ждать. Мы истощили кубанскую землю, гумус падает с каждым годом, но мы продолжаем нещадно эксплуатировать свои ресурсы. Регион теряет огромные доходы от добавленной стоимости, но мы продолжаем по дешевке продавать зерно и ходим счастливые. По моим расчетам, край потребляет муки в пределах 500-550 тыс. тонн, с учетом отрубей 700-750 тыс. зерна мы перерабатываем на  муку. Это меньше десятой части. В этом году у нас порядка 9, 3 млн тонн пшеницы. Внутренние потребности края таковы: 800 тыс. тонн нам нужно на продовольствие, 1, 5 млн тонн — на кормовые цели,  800 тыс.  — на семена, все остальное — профицит. И продавать это нужно не в виде зерна,  а в виде зернопродуктов.

Фото: yugtimes.com

 

 

 

 

 

 

 

 

2,246 просмотров всего, 1 просмотров сегодня