Иван Перерва: винодельня — под открытым небом, склад — в гараже...

Бизнес

Иван Перерва: винодельня — под открытым небом, склад — в гараже…

Автор:  | 


Тема гаражистов, видимо, не потеряет актуальность никогда. Это тот сегмент, который и развивать не хотят, и работать запретить не могут. При этом спрос на продукцию частных небольших виноделен растет, потому что гаражисты относятся к своему делу с душой и трепетом. 

В отличие от многих Иван Перерва, гаражист из станицы Старокорсунской, считает, что славу кубанскому виноделию создадут не европейские классические сорта, а автохтонные и комплексно–устойчивые.

Свой виноградник я только посадил, на семи сотках в поселке многодетных семей рядом со Старокорсунской. Наверное, многие знают, что с третьего года можно брать виноград по чуть–чуть, и только на пятый год — рассчитывать на полноценный урожай. У меня посажено много интересных сортов. Есть «курчанский» (его создала селекционер СКНИИ садоводства и виноградарства Татьяна Николаевна Нутьга), «дружба», «каберне юра» (выведен Валентином Блаттнером из Швейцарии), «шатен» (выведен Новочеркасским институтом виноградарства и виноделия), прославленные сорта «дмитрий» и «владимир»… У многих возникнет вопрос: зачем ему на семи сотках столько сортов винограда?! Но ответ прост: посмотрим, что в условиях Старокорсунской, на черноземе, лучше будет расти и плодоносить. В конце концов, останутся два–три сорта, плюс — подвой, чтобы выращивать и продавать черенки.

Да, продаю, не стыжусь, а горжусь этим. Спрос на хороший посадочный материал очень высокий, от этого выбора зависят успех или неуспех труда виноградаря и винодела в течение многих лет. Слава Богу, виноградари интересуются моим посадочным материалом, и, прежде всего, комплексно–устойчивыми сортами. Я убежден, что за ними будущее: их не надо часто обрабатывать ядохимикатами. А по качеству ягоды, ее виду и вкусу они практически не отличаются от культурных европейских, а иногда даже превосходят их.

Говорят, что виноград любит песчано–суглинистые почвы, а вокруг Краснодара…
Чернозем. Виноград прекрасно растет на черноземах, дает богатые соки и вина. Оно и понятно: в черноземе больше микроэлементов, которые, в конце концов, переходят в сок. И сами подумайте: что может виноград взять из песка, и что — из чернозема?! А песчано–суглинистые почвы — это часть легенд, которые создали французы и итальянцы, продвигая культурные европейские сорта. А я убежден, что славу кубанского виноделия создадут автохтонные сорта, в частности донские — «красностоп», «цимлянский черный». Они и на Кубани хорошо растут.

А вы в виноделии в каком статусе?
По первому образованию я историк, по второму — эколог. Для меня виноделие–то даже не хобби, а смысл жизни. Интерес к вину у меня с детства: дедушка, уроженец Старокорсунской, учил виноделию — укрывать–раскрывать, подрезать–подвязывать. Все это было в поселке Агроном, где он купил дом с 15 сотками виноградников, вернувшись из ссылки как раскулаченный. Первое вино я сделал лет в 14, еще и не попробовав его.

Потом много чего было в жизни, много чем занимался, но в какой–то момент понял, что надо возвращаться к земле, по зову предков. Лет пять назад решился на практику: сделал литров триста хорошего вина, купил укупориватель, пробки… В то время не было хорошей корковой пробки, не было аппаратуры по укупорке. Вино делали в 10–литровых стеклянных баллонах.  Отвечая на ваш вопрос, я — гаражист в самом подлинном значении этого слова!

Вы говорите, что виноградник у вас еще молодой. Где же вы виноград берете?
Покупаю. Патрицианское виноделие — когда сырье не выращивается, а покупается виноделом, — довольно распространено в мире. Вот и я покупаю виноград у своего хорошего друга, в поселке Приморском Темрюкского района. У него около 20 га виноградников — как своих, так и тех, что арендует. У него много стволовых сортов и для вина «цитрон магарача». Но он не единственный, у кого я покупаю виноград. На хуторе Белом у одной фермерши беру очень хороший «рубин голодриги», на том же хуторе «саперави» покупал в хозяйстве «Рентоп».

Чтобы было понятнее — сколько винограда вы купили в прошлом году?
Около двух тонн, чистого вина у меня получилось 1400 литров.

Расскажите о своей винодельне? Или производственные мощности вы тоже арендуете?
Нет, своя, но под открытым небом. Есть итальянская дробилка, пресс, разливное оборудование, тоже итальянское. Одна емкость с плавающей крышкой (они дорогие, поэтому пока одна). Есть евробочки из пищевого пластика — на короткий период для вина нормально.

Виноград не выдерживает долгой транспортировки…
Это правда. Мне его собирают так, чтобы все по–быстрому — взвесил, расплатился, по вечерней прохладе привез на винодельню. И сразу начинаем перерабатывать. Дробилка, сусло в бочки, добавляем дрожжи и (иногда) препараты серы. Стараюсь все делать сам. Но иногда помогают жена и дети. Вообще стараюсь брать сорта, которые созревают во второй половине сентября или в октябре, оттого, что в начале сентября еще жарко.

Судя по вашему рассказу, выдержанных вин вы не производите?
Да, все вино уходит до нового урожая. Храню вино я в гараже (повторюсь, я — гаражист в самом полном значении этого слова), он небольшой: 3,5 на 5,5 метра. Бочки ставить негде. Но дубовые чипсы разной обжарки я использую.

Получается, что свое вино вы храните в бутылках.
Верно. Бутылка 0,75 литра, корковая пробка, «фирменная» этикетка — так что все по–честному. Бывает, что ставлю колпачки, но чаще осургучиваю.

Вы участвовали в выставках?
Было дело. В Ростовской области, в Неклиновском районе, проходил фестиваль вина и пива. В номинации «Сухое вино» мне отдали первое место с соответствующим дипломом — за вино «Чорноморськэ» (на балачке). Зимой был слет виноделов в станице Переясловской, где мое десертное вино двухлетней выдержки «Гранатовое» заняло призовое место. Десертное вино из «цитрон магарача» два года назад заняло призовое место на выставке–конкурсе «Курская крепость» в Курске.

У вас есть каналы сбыта?
Нет. Чтобы поставить вино в магазин, это надо иметь лицензии: одну на производство вина, вторую — на продажу вина. Это все очень дорого. Да, есть упрощенный вариант лицензирования малых виноделен. Но, насколько я знаю, он пока не работает. Разговаривал я — причем по протекции — с одной важной дамой из Росалкогольрегулирования. Она мне полчаса морочила голову — вам надо сделать то, вам надо сделать это. А, в конце концов, сказала: «Мы все равно не дадим вам работать!»

Возвращаясь к вашему вопросу. Из–за тонны–двух вина так заморачиваться?! Да! Мое вино и без лицензий расходится по друзьям и знакомым.
И нас много таких, у кого объемы вина крохотные. Это для нас не товар, а удовольствие, искусство!

Вас послушаешь и посочувствуешь — так все трудно развивается…
Не надо нам сочувствовать: все развивается нормально! Рынок — бездонный. Посмотрите на другие страны, там небольшие частные винодельни вкупе с гостиницей, рестораном процветают. Эта практика уже приходит в Россию. И придет!

7,780 просмотров всего, 73 просмотров сегодня